logo

Интервью с "Прапором" (Торез)

Интервью с "Прапором" (Торез)

 

"Прапор" о ситуации в Новороссии, о своих боевых товарищах и перспективах на будущее.

 

Часть I

 

Журналист: Евгений, насколько мне известно, вы не впервые приезжаете в ДНР в качестве представителя движения «Новороссия» Игоря Стрелкова. Цель ваших визитов?

Прапор: Цель чисто гуманитарная – это помощь, как гражданскому населению, так и ополченцам: одежда, обувь, средства связи, оптика. Для гражданского населения это помощь продовольствию. Обстановка постоянно меняется, поэтому появляются новые нуждающиеся или, наоборот, те, которые нуждались до этого, получают зарплату и уже из этой категории, как говорится, выходят. Поэтому, мой приезд – это, обычно, координация и «сверка часов» с нашими представителями, находящимися здесь по гуманитарным вопросам. Страх голода, который был этой зимой, уже отошел на задний план. Сейчас уже вопрос пошел о насыщении людей, как говорится, «накапливании жирка», который стеряли они за этот год вот в эти страшные зимние дни, я бы так сказал. И лечение душевной травмы, нанесенной войной вот этой зимой. Прежде всего, не обольщаться и не ждать от судьбы слишком больших подарков. Набраться терпения и довольствоваться малым в этой жизни. Надо понимать, что живущий скромно, и требующий от жизни, от судьбы скромных запросов и получает больше. Надо понимать, что мы все-таки находимся в системе общей мировой политики. То, что это острие политики на Дебальцево сошлось краями – не наша вина, и не наша заслуга. Так получилось, это надо воспринимать как бытность, с этим надо жить. Мировой кризис, любая мировая война сегодняшняя, она не более трех лет длиться будет, потому что мировая экономика большего не выдержит, она рухнет просто. Поэтому, думаю, еще минимум два года нас ждут большие неприятности, которые нам нужно пережить всем вместе. Нам еще повезло, что мы живем в русском мире. Русский мир, чем он прекрасен, с одной стороны, из крайности в крайность какую-то: он строит империи, разрушает империи. Но есть у русских одна особенность: «наших» мы не бросаем. Русское сердце – оно отзывчивое, и это гарантия того, что русские люди, живущие в Донбассе переживут этот момент вот этих наших передряг мировых легче, чем, например, люди, живущие на той стороне Украины. Я уверен, что этой зимой или следующей, как война пойдет мировая, по какому сценарию, мы еще, наверное, увидим факты «каннибализма» на той стороне, потому что история не прощает вранья. Люди, которые наговорили про голодомор всяких вещей, которых на самом деле как бы не было, не видели их и не знали, они сглазили эту ситуацию и думают, что они ее к себе приблизят, потому что нельзя ложью отгонять от себя Богородицу. Нужно понимать, откуда, как говорится, растут ноги. Тут и сельская жизнь западной Украины, это сельский регион изначально, когда этих граждан больше присоединили к Советскому Союзу. Это и аграрные регионы, скажем, средней Украины, это селяне. У них совсем другая ментальность, они очень доверчивы и очень терпеливы. И, не забывайте, вот это «моя хата с краю» тоже присутствует. Это первое. Поэтому, тем более, не стоит ждать, слишком больших надежд возлагать на то, что там произойдет какой-то социальный «взрыв» прямо сейчас. Не забывайте, что в Германии до 1945 года население Германии в большинстве своем доверяло Гитлеру, и было готово на любые жертвы ради него, национализм очень заразителен. Любому человеку, который в жизни не достиг чего-либо или даже достиг, ощущать свое национальное превосходство над кем-либо очень приятно, и это ощущение один раз вкусивши, он из него уже не хочет выходить, это как наркотик. Это как моральный наркотик, это падение, падение в бездну аморальности они воспринимают как возвышение над другими. Поэтому это только голодом, огнем и железом будет выжжено, других вариантов, к сожалению, нет. Германия вышла из этого через большие страдания. Украину, в ускоренном темпе, но тоже это ждет, потому что, все-таки Украина – это далеко не Германия и экономический потенциал намного ниже. Мне кажется, что на лицо повторение, спиральность этой истории. Знаете, очень похоже на 1853 год, когда война с Турцией, опять же за территории, которые принадлежали нам, это уже славяне до этого, переросла в мировую войну того масштаба, именно в ту эпоху, в середину 19 века. На нас уже тогда напала вся Европа и напала от Крыма до Архангельска и Чукотки. Эскадры англосаксов везде отметились. Я думаю, что сейчас, другим оружием, другим составом, но повторится то же самое. Что победим мы – это сомнений не вызывает, потому что нормальные, как говорится, брутальный русский, сибирский мужик по-любому победит этого с серьгой в ухе гомосексуалиста англосакса, вариантов других нет. Джойстиком войну, можно выиграть сражение на первом этапе, но войну выиграть не возможно. Побеждает всегда огромная дубина в волосатой руке, которая находится сейчас все-таки на нашем поле. Мы сохранили свою русскую ментальность и не раз это доказывали. Начнем с того, что, как бы, родился я в Шахтерске, вся родня у меня со Снежного. Дедушка у меня там и бабушка, они такие интересные люди. Дед у меня с табора увел бабушку цыганку. Если на мне, кроме бороды цыганской, это не так еще отражается, то по моим сводным братьям, сестрам по отцу это очень сильно заметно. На счет друзей, конечно, огромное количество здесь друзей, с которыми меня свела судьба. Жители Славянска остались в моем сердце навсегда. Ну и в интернете вы можете видеть их записи, как их спрашивают, не смотря на все репрессии, гонения, которые произошли, как они смело отвечают, свое мнение высказывают о сегодняшнем режиме, который они открыто не признают, как смело старики выходили на защиту памятника Ленина. То есть я ими поражался и поражаюсь, этими жителями. Также, когда я был назначен комендатом, скажем, Снежного, такую помощь от жителей этого района, как Торез, Снежное, Годованец, как Кабан с Тореза, как Малыш, я нигде еще не видел, мне это очень понравилось, воспринимали меня они отзывчиво, молодцы. Был там подготовительный период, ну и, может, работа врагов, которые настраивали людей пассивному режиму ведения войны. Я пришел, как бы, данной мне властью разрешил убивать и сжигать врагов, где хотят и когда хотят, чтоб никто спокойно на той стороне фронта не жил. Такие люди, как Годованец, Малыш и Кабан, еще ряд ребят там, со Снежного до Синей, эти люди восприняли с воодушевлением эти вещи, и сейчас они их бьют так, что можно сказать, после их работы, это как во время Сталинградской битвы, вы знаете, бегство румын, вот то же самое мы в Дебальцево видели, и под Снежным, в Дмитровке и в Кожевне. Кабан вообще, первое впечатление он произвел на меня неоднозначное. Грубовастый такой, весь такой огромный, немного даже небритый бывает человек, с грубым голосом, но потом я понял, насколько он отзывчив, как он инициативно и быстро решал все вопросы самостоятельно, со здоровой инициативой. И враги не зря его убили, потому что это был золотой звенец в цепи обороны. После его смерти, конечно, пробел был невосполнимый. Ну, как говорится, свято место не бывает, как бы кощунски это ни звучало, но сейчас Малыш заполнил этот вакуум после него, не сразу, но потом. То есть, это, я считаю, самое боевое артиллеристское подразделение на нашем фронте здесь. Прежде всего, мы как одна семья, русские люди, я хочу к вам обратиться как к братьям, сестрам, не как какой-то там провидец. Прежде всего вы должны понять, что люди, которые нами руководят – это, прежде всего, просто люди. Просто люди, поставленные там в данный момент судьбой, стечением обстоятельств. И ждать от них каких-то прорывных вещей не стоит. Эти люди ошибаются, эти люди, бывают хитры, но не умны. Как и везде, как в любом подъезде, зайдите, от первого до пятого этажа вы таких найдете. Мы одна большая коммунальная квартира: наша страна, наш мир, наше сообщество. Поэтому, тот же самый президент России – Путин, он просто человек, он мог пойти под влиянием кого-то, и чего-то, и обстоятельств. Ему показалось, что он делает правильно, а на самом деле, мне кажется, в Приднестровье президенту России поставлен не мат, из которого можно выйти, а шах. Не предприняв активные действия весной и летом, когда можно было провить коридор раз и навсегда, как ему советовали до Приднестровья, через Одессу и юго-восток России, он позволил украинской армии усилиться наемниками, техникой, провести масштабную подготовку войск и сил. Он дал повод для выхода западных заводов по производству ракет и военного оборудования на полную мощность, на круглосуточный выпуск боеприпасов. Теперь, в итоге… А они на западе, они знали, что так поступят, что блокируют Приднестровье. Видимо, ему что-то пообещали, дали слово, что не будут этого делать. Но в итоге, что мы сейчас видим: полную блокаду Приднестровья. А там что находится, там находится 2 тысячи военнослужащих российской армии и 160 граждан России. Можно сказать, Российские граждане. Но давайте смотреть, это граждане России, прежде всего у них Российские паспорта, ничем не отличаются от тех паспортов, которые находятся у граждан России, любых, самой России, континентальной, скажем так. И теперь никто не разрешит ему это дело спустить на тормозах. И Порошенко и его компания заплатили только за то, и все организованно было только для того, и спрогнозировано аналитиками запада, чтобы втянуть Россию в мировую войну. Как бы Путин не хотел быть президентом воюющей страны, это ему избежать уже не удалось. И теперь будет провокация на Приднестровье, и выхода нет, конфликт там на юге, конфликт, скажем, на юго-западе Украины, он разовьется в третью мировую войну уже в большую и масштабную. Очевидные вещи, что об этом говорить, ну только логика и интуиция, я бы сказал так. На фронте от Новоазовска до Дебальцево, кто бы что ни говорил, сейчас затишье. Затишье в плане в том, что проводятся разведки боем диверсионными группами украинской стороны и обстрелы городов. Но никаких больше действий они не предпринимают. Мое видение, что они основные боевые силы отвели на Приднестровье, ожидая десанта российской армии. А здесь совершают имитацию, чтобы здесь не расслаблялись и никто этого не замечал. Столкновение двух миров, запада и востока, произошло на территории Украины. Мирного выхода из этой ситуации не существует в принципе. Кто бы как кого не уговаривал.

 

Журналист: Договоренности?

Прапор: Да это так же, как мюнхенский сговор в 30-е годы. Это все только оттягивание ситуации партнерами по договорам, сильных мира сего, чтобы подготовиться для решающего броска или для обороны, кто как это воспринимает с разных сторон. Надо понимать, что раз вы оказались на рубеже, вариантов избежать молоха войны никак не получится. В этой ситуации самое главное – это вера в Бога, молитва и чуткое отношение к соседям. Надо понимать, что если вы не вооружены и вас, например, как в военном подразделении, там спасает дружба, боевое братство, плечо друга боевого, то в мирной жизни вас спасут ваши соседи, даже не родственники. Ну и родственники, в том числе тоже. Ваши соседи и просто прохожие, к которым вы добро относитесь, понимаете, это сааме главное. Поэтому надо чутко друг к другу относиться, сплотиться подъездами, домами, городами и все эти неприятности принять, как говорится, стойко. И только это нас сможет спасти. Из опыта прежних гражданских войн я могу сказать, что люди, живущие в коттеджах, богатые, они, как правило, погибают, где-то на дороге от мародеров, от случайных обстрелов. Погибают в своих коттеджевых домах, погибают и истекают кровью, сгорают и никто на помощь не приходит, потому что они всю жизнь жили одиноко и обособленно, их ничто не интересовало. Меньше всего жертв было в пятиэтажках там, и девятиэтажках пятиподъездных, где люди собирались во время войны и друг другу помогали. У них была налажена система оповещения, доставка медикаментов, оборудования и забота друг о друге. Таким сообществам маленьким нашим, им больше всего удастся выжить в этих всех воинах и передрягах. Расслабляться не надо. Сейчас не мир, а перемирие. Прежде всего, надо понять, что это перемирие. Мир – это будет тогда, когда будет окончательная победа.

 

Часть II

 

ИНТЕРВЬЮ С «ПРАПОРОМ» (ТОРЕЗ) ЧАСТЬ 2

 

Прапор: Рос на Сахалине. В 92 году поехал в Приднестровье по зову сердца. Как говорится, включился русский генетический инстинкт и после сообщения по телевизору о том, что захватили молдаване город Бендеры, и русские держатся только в горисполкоме. Там казаки прорвались на БТР к ним с питанием и боеприпасами. Ну, в течение суток или полутора добрался из Сахалина до Приднестровья на перекладных, на самолетах, поездах, автобусах. Вот, в городе Бендеры, в Тирасполе вернее, подошел к милиционеру и спросил, где записывают на войну. Он сказал: «Ну, иди в гвардию!» В гвардию пришел, а там только с пропиской местной берут – боятся, что кто-то с автоматом убежит. Я говорю: «Ну как же так? С Сахалина приехал, столько пролетел, неужели…?» Но с другой стороны, у меня с собой было достаточно денег. Все-таки был не бедный человек, там работал. Без семьи – деньги откладывал. Пол рюкзака было денег! Думал на черном рынке куплю автомат, сам пойду. Но прервали мою мысль и сказали: «Иди в казачество, там всех берут!»

Пришел в казачество. Там тоже не берут всех подряд, оказывается. Там берут тоже или местных, или тех, кто по направлению с казачества. Там с их атаманом встречался, бывшим замполитом, чисто советским. Он говорит: «А где направляют с сахалинского казачества?» «Я знаю?! Я знал, где на Сахалине казаки в то время были?» «Ну все, значит, не возьмем!» Тогда вот как раз и о Стрелкове первый раз услышал. Это он упомянул, потом узнал, что это он о нем говорит. Он говорит: «Вот ты знаешь, с Москвы приехал парень со своей мосинкой. А она без магазина заряжается одним патроном, копаная… Вот люди как приезжают с оружием! А ты у меня просишь!» Я думаю: «Вот гад этот парень. Тоже нашел с чем приезжать! Теперь из-за него меня не берут».

Вышел на порог, растерянный, думаю: «Надо искать черный рынок, оружие где-то доставать-покупать. Тут подходят казаки, которые в тылу там ошиваются: «Откуда?»

Я говорю: «С Сахалина».

- Охотник?

- Да.

- Где служил?

- В десанте. В Пскове.

- О, еще и десантник?! Спорт какой?

- Бокс, первый юношеский.

- Так ты у нас еще и боксер? И мы такого не возьмем хлопца в казачество? Любо?

- Любо!

Все взяли без всякого этого их атамана. Повели к какому-то, без ног был, кошевой был или полевой атаман. Я уж там не разбираюсь. Шашку поцеловал, нагайкой по спине получил, пулемет в зубы дали, в машину посадили, через 12 километров все уже воевал. Приехал туда, смотрю, ходит какой-то. Ну много людей, которые на фронте там ошивались. Через улицу уже тыл. И на острие атаки, там где все эти: именно нейтральная полоса, дом их, дом наш. Да? В этом доме собрались люди, которые воевать хотят, а там сзади такие, обеспечение как бы наше. И там собрались люди, смотрю там: Ольга там в том числе Кудыгина была, еще наши ребята, Гена Васняков – наш представитель сейчас в Новосибирске и ребята (кто жив, кто погиб, конечно, из них). И там парнишка был такой худой, с длинной шеей, в немецкой ГДР-овской формы берете. Оказалось, это Стрелков со этой своей винтовкой дурацкой там ходил, пока автомат ему не достали. Вот так вот мы с ним там встретились, судьба нас так свела.

Потом после Приднестровья ездил в Абхазию, воевал за Ардзинбу, за абхазов. Решил пойти в армию. Хотелось в нашей российской армии послужить и Отечеству! Поехал на Сахалин, где жил. Пошел в военкомат… Не помню, наверное, в военкомат пошел, взял направление в какую-то воинскую часть, сверхсрочником. Месяц-два – направили в Хабаровск в школу прапорщиков. Закончил и обратно вернулся уже в Сахалинск.

Полгода служил в полку связи старшиной роты. Тут 12-я застава, призыв добровольцев в Таджикистан. Изъявил желание. Сел, прилетел, полгода отслужил на… в городе Кулябе я. На заставы где-то там ездили на усиление. Шел по улице, встретил на улице девушку, поговорил, через 15 минут решил, что я на ней женюсь. Так как мне было уже к тому времени 28 лет, прошел Крым-Рым, я увидел, что это моя мечта и мой идеал! И ни разу в этом не ошибся! Женщина, когда я лежал в госпитале, которая за 150 километров возит тебе в кастрюльке пирожки, закутанные шалью, в кузове камаза, достойна уважения и всего прочего!

Родилась дочка в 95 году, когда там служили. Всякое: переболели брюшным тифом – и я, и супруга; и голодали – зарплату не давали вовремя… Но ничего! Все выдержали, вышел на пенсию, купил коммуналку в Орехово-Зуево. 10 лет пока устраивались, фирму открыл строительную – неплохую, как минимум 5-7 бригад постоянно работало строительных. Недостатка в средствах не было. Мог себе позволить жене за сына купить новую машину. За каждого покупал новую, просто лучшей марки. Через 10 лет родился Данила, через 3 года потом Гавриила, потом еще через 3 года Кирилл – голубоглазый блондин. Ну, вот так вот и живем. Такой она душевный человек! К ростовским и донецким приезжала, например, по дороге в Сочи детей хотела отвезти туда. Взяла с собой деньги, машину, приехала с детьми тремя, пошли в госпиталь с ней. Она туда зашла и уже не смогла оттуда уйти. Все деньги спустила на раненных, ухаживала за ними, возилась и все остальное…Вот так вот у нас в семье все происходит. Муж и жена, как говорится, сами знаете, что… Тут ничего не поделаешь…

 

Журналист: … одна сатана

ПрапорЕсли 22 года люди прожили вместе, значит, это не просто так. И раз родила четверых детей, значит, доверяла мне!

Как-то даже в Орехово-Зуево была шутка такая, переросла даже в легенду, можно так сказать, в очередную, которая меня преследует неоднократно уже. Например, спрашивает у супруги: «Ну как же ты смогла четвертого родить?» (Многие женщины не могут родить в окружении нашем. Не знаю, по каким причинам. Врать не буду.) «Неужели так просто все? Четвертого – раз, как семечки выплевываешь?» А кто-то из девчонок знакомых сказал: «Да у ее мужа видела, какая борода? Он с космосом общается, она подержится, и все нормально выходит!» Вот и пошло такое поверье, что тот, кто подержится за бороду, тот нормально потом забеременеет, даже если не мог до этого ни разу!

Ну и конечно, во время войны в Славянске мы в бою – одежда одинаковая, скажем так с украми, но борода… Борода – это наша визитная карточка была. Это для идентификации своей принадлежности во время боевых действий – на коротке, когда идет бой.

Я своим военным путем доволен на все 100 %. Единственное, у меня немножко осадок, что: четвертая война, и у меня крадут победу, как говорится, и я не удовлетворен ее результатами. Но я как фаталист и умный человек понимаю, что других вариантов в гражданской войне не бывает. Надо набраться терпения, все это пройдет! Главное – терпение. Побеждает терпеливый! Не надо делать резких движений, не надо разочаровываться. Бог все поставит на свои места.

Я – фаталист и имперец. И на счет детей сказал так: «Я их родил так много, предполагая такие кошмарные вещи, которые нам предстоят перед постройкой нашей российской империи в будущем, что чем больше детей родил, тем больше их останется после всех этих передряг в живых, прежде всего.

Желаю ли я своим детям такой же судьбы, как у меня? Да, желаю! Мне нравится такая жизнь, мне нравился бой. Боялся ли я на войне? На четвертой войне я, смею Вас заверить, не боялся ничего! Говорят, дураки не боятся войны. Ну и пускай думают так. А русский человек не боится! Он идет в бой смело! Во время боя у него холодный ум, он может рассуждать и делать правильные решения, руководить людьми. Этим мы и отличаемся от…

 

Журналист: Именно поэтому мы и побеждаем.

ПрапорКонечно! Этим отличаемся и побеждаем! Отличаемся от импульсивных гомосексуалистов, которые впадают в истерику и в панику во время боя. Поэтому надо искать в этом причины того, что мы в каждой столице наших врагов всегда празднуем победу – рано или поздно. Нет еще такого врага, которого мы бы не победили, не праздновали в его столице свою победу! Не было! Почему бы в этот раз должно быть исключение?! Я думаю, это наше слитие, постоянство такое. Пока мы существуем, так и будет всегда!

Я уверен, что мы находимся в начале тысячелетнего русского ренессанса. Мне хочется, чтоб российская, не русская (я – не националист, я – интернационалист)… Я мечтаю, чтоб Российская империя возродилась из пепла, куда ее уронили 70 с чем-то лет назад.

 

источник: канал youtube Движение Новороссия Игоря Стрелкова


опубликовано: 6.08.2015, 15:13, просмотров: 4617

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.

Меню

Реквизиты для помощи


ВНИМАНИЕ !!! Изменен номер карты!!!

Карта Сбербанка: 4276 3800 1470 8015

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79032219540

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » » Интервью с "Прапором" (Торез)