logo

«По дороге с освободителями»: записки донбасского волонтера доктора Адамовой

Мы продолжаем публиковать записки военкора Анны Адамовой. Без купюр и с сохранением авторской пунктуации.

Всё же, как причудлива жизнь, её замысловатые траектории и перипетии, взлеты, кувырки, падения, кто автор этого театрального представления? Безумец? Лжец? Притворщик?

Всего восемь лет назад, летом 2014 года, я со своей семьёй стала вынужденной переселенкой. Мы убежали от войны и стрельбы, и тогда я думала, что смогла убежать и от себя тоже.

Тогда, в 2014-м, переселенцы в Ростове смотрели на волонтеров просительно, молчаливо, с робкой мыслью: «А я? А меня? Заметьте и меня, пожалуйста. Помогите, я вам ещё пригожусь».

Сотни лиц на железнодорожном вокзале, бетонный пол под тонкой короткой простынкой, очередь за быстрорастворимой вермишелью. Неужели это было так давно и так недавно…

Март 2022-го

Из-за непрекращающихся обстрелов Киевского района Донецка, это там, где мы живём с Андреем, выезд на юг пришлось переносить на два дня. Набив УАЗик «под крышу» лекарствами, таблетками, ампулами, шприцами, взяв личные вещи, мы наконец-то смогли выехать днём 28-го февраля.

Нужно было передать лекарства в Коминтерново, и остаться где-то на время боевых действий, выйти на службу и параллельно помогать прифронтовому мирняку поселков на юге, двигаясь вместе с нашими освободителями в новые и новые города и веси.

Где жить, где ночевать? Да на месте решим. Наверное, в этом нам с Андреем повезло друг с другом: сорваться? Не вопрос.

В Коминтерново относительно тихо. Правда, это относительно было совсем недолго. Накануне ночью разбили второй дом соцработника Любы. Почему второй? Потому что первый сгорел ещё в 2014-м.

Андрей не удержался, съязвил: «Ну, теперь будешь знать, как жарить шашлыки с „Азовом“». Люба в ответ что-то затарахтела, на привычном западноукраинском суржике.

Теперь она ютится в одном доме с активисткой поселка Светланой, а с 23-го февраля во всем Коминтерново нет света, опять разбили трансформатор и к тому же, для «надёжности» ВСУшники повредили ЛЭП.

Общая беда и сгоревший дом стали лучшими мотиваторами патриотического духа Любови. На суржике она, на чем свет крыла ВСУ и проклинала войну, призывая всяческие беды и треклятья на голову минометчика.

Одновременно как мало, и как много нужно для того, чтобы человек полностью поменял своё мнение. Смешно и грустно.

Пока мы сидели у Светланы, за окном то и дело слышались звуки «прилетов», прилетало громко и часто по нашим позициям…

У Любы, в Красноармейском, селе недалеко от Коминтерново, нашлись хорошие друзья, которые были готовы нас приютить. Там, по крайней мере, можно не опасаться попадания в машину или полета смертоносного бесшумного БПЛА.

Мы решили не искушать судьбу и согласиться на это предложение. Выехав из Коминтерново, я в первый раз вживую увидела, как стреляет «Град».

Да, совсем как в кино: четыре ярких огонька летели в сумрачном небе куда-то на запад. «Град» мне показался удивительно-красивым, хотя в сети на моё умиление ответили комментарием: «Анечка, берегите себя» и почему-то никто не умилился вместе со мной.

Приехав в Красноармейское, мы нашли большой двор наших хозяев на одну ночь, Тани и Виталика, которые очень приветливо встретили и с настоящим малоросским гостеприимством, накормили вкусным ужином.

В разговоре за столом рассказали, что в местную школу привозят и размещают переселенцев из освобождённых сёл Талаковки, Пищевика и Павлополя, и, если у нас получится помочь, то глава поселка Красноармейского будет очень этому рада и, возможно, предоставит нам дом для проживания.


«По дороге с освободителями»: записки донбасского волонтера доктора Адамовой


Мы с Андреем согласились помочь людям и договорились о встрече во дворе школы в 9 утра на следующий день. Сон на мягком удобном диване. Практически, забыв, где мы оказались вечером, утром опять проснулись от звуков обстрелов, с той разницей, что здесь стреляли не по нам, а от «нас» по «ним».

Теперь в школу. Обычная, сельская, добротная двухэтажная. Спортзал. Повсюду стандартные багрово-коричневые полы. Кровати стоят в несколько рядов, в зале и в коридорах. На них много пожилых.

Слышны разговоры: «А нас куда? А тех уже погнали? А что будет с пенсиями?» Голоса сливаются в один тихий взволнованный гул. Мы с Андреем нашли директора школы, Людмилу Николаевну, и представились: врач-терапевт Анечка и напарник Андрей, можем помочь медициной, всем, что в наших силах и возможностях.

Людмила Николаевна согласилась, предварительно проверив документы Андрея, школьная медсестра Наташа, милая и добрая женщина, явно не справлялась с таким числом подопечных, так что помощь пришла вовремя.

Начались первые обращения. Дедушка с жалобами на головную боль. Андрей принес мне тонометр, давление 160/100. Из лекарств дала наш капотен и аскофен.


«По дороге с освободителями»: записки донбасского волонтера доктора Адамовой


Бабушка, попросившая диклофенак от боли в суставах. Полная женщина, после дороги из Талаковки ее уже сутки кряду тошнит, болит и кружится голова, прошлым летом был микроинсульт.

Меряю давление. 130/90. Колю мексидол и магнезию, чтоб сбросить внутричерепное. Колю прямо в спортзале, на глазах у всех.

Милый дедушка, который жалуется на бессонницу, головные боли. Давление 120/80. Пульс отличный. Наверное, нервы? Да, нервы. Неделю он сидел в подвале. Даю валидол и фенибут.

Каждому на листике пишу время, давление, препараты, которые дала и делаю маленькую приписку в конце: «Будьте здоровы. Врач Анечка». Я знаю, что так будет лучше. Теплее. Заботливей.

Школьная медсестра Наташа подошла к нам с Андреем и попросила помочь, привезти бабушке что-то от глаукомы. Хорошо, мы купим тауфон в местном аптечном пункте. Купим и привезём. Съездили и привезли.

Возле медпункта очередь. Ждут меня. Уже ждут. Бабушка жалуется на головокружение. Давление 100/60. Начинаю спрашивать: «Что пили?»

Ответ знаком: «Да выпила свой эналаприл от давления, две таблетки, потом подождала и выпила ещё две».

Единственный способ для бабушки поднять давление — выпить сладкого чая, скушать шоколадку. Андрей сходил в машину, принес плитку молочного шоколада.

Реакция бабушки меня поразила: «Это что мне? И я могу это взять?» В такие секунды, глядя в ее глаза, молниеносно в голове мелькают мысли: «Восемь лет. Будьте вы прокляты, фашисты. Восемь долгих лет».

Ещё две бабушки. Нужно померять давление и сахар. Выслушать, ободрить, успокоить.

Рассказывают: «Мы неделю сидели в подвале, там так сыро, и вот сюда приехали, нас привезли, в чем есть. Прости, девочка, мы Вам молодым жить не даём, достаем и достаем своими проблемами. Вы врач?»

-Да.

— Я пила когда-то очень хорошие таблетки, для «разжижывания» крови, как же они?

— Аспиринкардио? Кардиомагнил?

— Да, кардиомагнил. Вы не можете мне привезти пластинку, у меня на руках тромбы, я работала каменщиком, таскала раствор, меня там даже научили материться.

— Я привезу вам кардиомагнил, обещаю.

— Правда?

— Да, конечно.

— Пожалуйста, моя кровать вторая от входа. Пожалуйста.

-Не волнуйтесь. Я найду Вас и привезу кардиомагнил.

— Дай Бог Вам здоровья, спасибо Вам за всё…

Мы заехали с Андреем в аптеку в Новоазовске, пополнили запас лекарств, купили кардиомагнил, в супермаркете набрали шоколадок для бабушек с низким давлением.

Вечером, когда заезжали в школу, женщина после моего укола магнезии пошла на ужин, хотя до этого практически не вставала с кровати. «Вот что магнезия животворящая делает», как шутят медики.

Между тем, наступили вечер и мы вновь в дороге. А завтра утром круговерть закружится снова: «уколы-сахар-давление-голова-сердце-желудок». Нелегко, конечно, но такова жизнь. Главное, чтобы бабушки мои не болели.

использованы материалы: https://eadaily.com/ru/news/2022/03/02/po-doroge-s-osvoboditelyami-zapiski-donbasskogo-volontera-doktora-adamovoy

опубликовано: 4.03.2022, 08:12, просмотров: 3628

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
Социальные комментарии Cackle

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта CE Банк: 5323 1504 1468 9754 (изменена с 10/03/21)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » » «По дороге с освободителями»: записки донбасского волонтера доктора Адамовой