logo

РБК: Обвал цен на нефть резко сократит пополнение национальных резервов России


Из-за недельного обвала котировок нефти на 13% из-за коронавируса разрыв между ними и ценой отсечения для российского бюджета достиг минимума с 2018 года. Дальнейшее снижение грозит ослаблением рубля и замедлением накопления ФНБ


Обвальное падение нефтяных котировок на фоне сообщений о распространении коронавирусной инфекции COVID-2019 привело к тому, что разрыв между рыночной ценой на нефть и планкой отсечения по бюджетному правилу ($42,4 за баррель марки Urals в 2020 году) сократился до минимального значения за время действия последней версии бюджетного правила в России.

Согласно действующему с 2018 года бюджетному правилу (переходное правило было введено в 2017 году), все нефтегазовые доходы бюджета сверх установленной цены отсечения (ежегодно индексируется на 2%, начиная с $40 в 2017 году) поступают в Фонд национального благосостояния (ФНБ), который является суверенной «подушкой безопасности».

Цена российской нефти ниже $50

Стоимость апрельского фьючерса на нефть марки Brent в ходе торгов 27 февраля составляла на минимуме $50,97 (по состоянию на 18:35 мск), следует из данных Bloomberg. Таким образом, превышение над ценой отсечения достигло $8,5 — минимума за все время действия бюджетного правила с 2018 года, следует из расчетов РБК (в 2017 году в один момент разница опускалась до $4,8). Рыночная цена Brent еще никогда не была ниже цены отсечения в бюджетном правиле (в его последней редакции).

Контракт Brent с поставкой в мае (апрельский истекает 28 февраля) торгуется еще дешевле — на уровне $50,77. За последнюю неделю (с 23 февраля) мировые цены на нефть упали на 13%. При этом российская нефть Urals обычно продается на физическом рынке с дисконтом к Brent (на 27 февраля он оценивается в $1,86), то есть стоимость Urals уже опустилась ниже $50 за баррель.

Текущие котировки нефти упали ниже прогнозной цены, заложенной в федеральном бюджете на 2020 год. Согласно обновленному макропрогнозу правительства, оценка среднегодовой цены Urals на 2020 год была повышена с $57 до $57,7 (в 2021 году — $56, в 2022 году — $55).

Пока фактическая цена на нефть Urals превышает базовую (в этом году порядка $42 за баррель), осуществляются операции по покупке валюты в объеме дополнительных нефтегазовых доходов, сообщили в пресс-службе Минфина. «В случае снижения фактических цен ниже этого уровня предусмотрено проведение операций по продаже валюты в объеме выпадающих нефтегазовых доходов», — добавили в ведомстве.

Риски для рубля


Бюджетное правило обеспечивало рынку снижение корреляции между движением валютного курса и ценой на нефть, но по мере приближения к цене отсечения эта корреляция будет восстанавливаться, предупреждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. По ее оценке, в отсутствие бюджетного правила годовое снижение цены на нефть на $10 за баррель дает ослабление курса на 5 руб. за доллар. Поэтому приближение рынка к значениям $50 за баррель будет означать рост волатильности рубля, отмечает экономист.

Правительство пересмотрело прогноз среднегодового курса рубля на 2020 год в сторону укрепления — с 65,7 до 63,9 руб. за доллар. Ожидания по курсу на 2021 и 2022 годы остались неизменными — 66,1 и 66,5 руб. за доллар соответственно.

В случае если нефтяные котировки упадут ниже $50 за баррель, зависимость рубля от нефти резко усилится — помешать не сможет даже эффект бюджетного правила, отмечали аналитики Sberbank CIB в августе 2019 года. Инвесторы могут начать беспокоиться, станут ли Минфин и ЦБ в соответствии с бюджетным правилом продавать валюту на рынке в случае падения нефтяных котировок ниже базовой цены, заложенной в бюджет.

Все участники рынка понимают, что реальная цена отсечения в ближайшие три года будет выше из-за сделки по выкупу правительством контрольного пакета акций Сбербанка, а с 2023 года может быть повышена официально, отмечает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов. «Схема этой сделки, предполагающая возврат Центробанком денег правительству для финансирования социальных расходов и продажу соответствующей суммы в валюте на рынке [хоть и растянутая на несколько лет], означает фактическое смягчение бюджетного правила», — указал он.

Министр финансов Антон Силуанов в интервью РБК признал, что сделка по продаже акций Сбербанка правительству, в результате которой средства ФНБ трансформируются в ненефтегазовые доходы бюджета, а затем автоматически и в расходы, по своей сути является отступлением от бюджетного правила.

Продажа доли ЦБ в Сбербанке правительству будет способствовать укреплению курса рубля, пока она будет реализовываться, поскольку ЦБ будет продавать лишние резервы, замечает Орлова. Но этот эффект проявится в момент совершения сделки, а не сейчас, добавляет она: пока же рынок движется так, как если бы нарушения бюджетного правила не было.

Снижение цен на нефть скажется прежде всего на курсе рубля, рассуждает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец: «Наша оценка чувствительности курса к ценам на нефть — 3% ослабления курса на 10% снижения цены». В базовом сценарии с ценой нефти в среднем около $60 курс рубля в 2020 году составит 65 руб. за доллар, прогнозирует эксперт. Если же стоимость барреля останется на уровне $52, курс может превысить 68 руб. за доллар, добавляет она.

Риски для бюджета

Нефть уже находится в опасном для российского бюджета диапазоне, подчеркивает Тремасов. «Давление на рубль и ОФЗ может заметно возрасти, а если еще и развалится сделка ОПЕК+ по дополнительному сокращению добычи, то рублевые активы ждут серьезные неприятности», — опасается экономист.

С точки зрения бюджетной политики Донец не видит напряженности даже в сценарии с нефтью по $52 за баррель. Из-за снижения нефтегазовых доходов профицит федерального бюджета, по ее оценке, составит 0,3–0,4% ВВП против 1% в базовом сценарии с нефтью по $60. «Однако это в любом случае нефть выше целевой, даже в этом сценарии бюджет стабилен, накопление резервов продолжается», — заверяет эксперт.

Слабость курса рубля связана скорее не с нефтью, она общая для валют развивающихся стран и вызвана снижением терпимости к риску, считает главный экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков. Главный эффект от снижения цены на нефть, с его точки зрения, будет заключаться в росте волатильности нефтегазовых доходов бюджета. «Мне кажется, что прямые последствия волатильности нефтегазовых доходов невелики, по сути приводят лишь к замедлению накопления ФНБ. С другой стороны, такие эпизоды волатильности лишний раз напоминают о необходимости придерживаться сбалансированной бюджетной политики, добавляют аргументов за сохранение неизменных параметров бюджетного правила», — говорит Исаков.

В феврале Минфин закупит для ФНБ валюты на дополнительные нефтегазовые доходы на 214 млрд руб. (по сравнению с 310 млрд руб. в январе, еще до эффектов коронавируса), следует из данных ведомства. В марте закупки валюты для ФНБ могут еще уменьшиться, отражая эффект падения цен на нефть.

Авторы: Юлия Старостина, Иван Ткачёв, Татьяна Ломская

использованы материалы: https://www.rbc.ru/economics/28/02/2020/5e57968d9a7947a2595edfa7

опубликовано: 28.02.2020, 08:30, просмотров: 378

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
Социальные комментарии Cackle

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта ВТБ: 4272 2902 3497 3303 (изменена с 13/05/19)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » РБК: Обвал цен на нефть резко сократит пополнение национальных резервов России