logo

Наталия Холмогорова - Право корпоративной силы: у нас зря не сажают?

Вседозволенность власть имущих, их готовность приносить «смердов» в жертву себе – серьезная угроза для общества

В информационном пространстве последних дней живо обсуждаются два уголовных дела, оба проходящие по ведомству ФСБ: дело «Сети», группы анархистов, по которому в понедельник был вынесен приговор – и дело «калининградских молодоженов» Константина Антонца и Антонины Зиминой, которое сейчас передается в суд.

Эти две истории выглядят не только не связанными друг с другом, но и совершенно не похожими.

Семеро осужденных по делу «Сети» - молодые люди с активной политической позицией, несомненные противники действующей российской власти. Даже их защитники не отрицают, что подсудимые придерживаются радикальных левых взглядов. Вопрос лишь в том, занимались ли они только разговорами – или же, как утверждало обвинение и провозгласил суд, «создали террористическое сообщество» и готовились стрелять и взрывать «с целью свержения режима».

Антонина Зимина из Калининграда работала в Фонде поддержки публичной дипломатии им. Горчакова – организации, которая ставит своей задачей «формирование благоприятного для России общественного, делового и политического климата за рубежом». В Прибалтике на эту организацию смотрят косо: считается, что Фонд связан с российскими спецслужбами.

Сама Антонина после круглого стола, проведенного в Вильнюсе в 2015 году, была депортирована из Литвы и получила запрет на въезд, несмотря на то, что в Литве у нее остались родственники. Ее знакомые говорят, что «более пророссийски настроенного человека, чем Тоня, не видели».

Обвинения против анархистов из «Сети» звучат впечатляюще и грозно: планировали во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу взрывать посты ДПС, отделения связи и офисы «Единой России», а потом, погрузив Москву в хаос, с оружием в руках свергнуть власть. Читаешь и думаешь: разумеется, чем быстрее и жестче остановить таких людей, тем лучше!

Обвинение, по которому уже больше года сидит в Лефортовском СИЗО Антонина Зимина, звучит нелепо. Зимину и ее мужа обвиняют в государственной измене за то, что они… пригласили к себе на свадьбу знакомого оперативника ФСБ! Сотрудник не скрывал свое место работы, с удовольствием рассказывал другим гостям о службе, раздавал визитки и позировал для коллективных фотографий.

Фото и видео молодожены выложили в соцсети, также без всяких возражений с его стороны… а через три года за ними пришли, объявив, что они якобы «рассекретили сотрудника иностранной разведке».

В такое трудно поверить, начинаешь подозревать, что есть что-то еще – но нет: это единственное обвинение, по которому Зиминой и Антонцу грозит до 20 лет тюремного заключения.

Дело «Сети» выглядит законной самообороной государства и общества против опасных смутьянов. Дело калининградских супругов – как зловещий абсурд в худших традициях часто поминаемого всуе «тридцать седьмого года».

Однако, начав разбираться в деталях, видишь, что связи между этими двумя историями больше, чем кажется.

Пензенские анархисты, решительные противники власти, и калининградские супруги, приглашающие на свадьбу друга-ФСБшника, ничуть не похожи. Но противостоит им одна и та же государственная машина.

Начав изучать подробности о деле «Сети», быстро обнаруживаешь, что там, как говорится, «не все однозначно».

Согласно обвинительному заключению и приговору, сама инициатива «создания террористической организации» исходила от некоего «неустановленного лица с позывным Тимофей». Расследование шло два с половиной года, но Тимофея так и не нашли.

Арестованы и приговорены к длительным срокам – от 6 до 18 лет – те, кого он соблазнил: сам же он гуляет на свободе. Возможно, получил звездочку на погоны и «работает» сейчас с какими-нибудь следующими активистами.

Официально дело началось с того, что некий студент Зорин, арестованный за наркотики, сидя в СИЗО, вдруг вспомнил, что еще и состоит в тайном террористическом обществе! Ужаснулся глубине своего падения и написал явку с повинной. И никакого наказания за терроризм не понес – вот какова сила раскаяния!

И в ходе следствия, и во время суда большинство обвиняемых сообщали, что признательные показания из них выбили под пытками. Независимые наблюдатели зафиксировали на их телах свежие шрамы и следы травм. То, что пытки имели место, официально признал и российский Совет по правам человека. Следствие давало откровенно издевательские объяснения («это следы не от электрошокера, а от укусов насекомых»), а суд просто не обратил на это внимания.

Что ж, под пытками можно с равной вероятностью признаться и в том, что ты действительно делал, и в том, что копал тоннель от Калуги до Бомбея. И серьезная вероятность, что подсудимых пытали, к сожалению, сразу сильно подрывает доверие к обвинению.

Помимо признаний, непонятно как полученных, обвинение строилось на показаниях нескольких «анонимных свидетелей» - то есть людей, которых никто не видел, никто не знает их настоящих имен, и их показания нет никакой возможности проверить. И на компьютерных файлах, обнаруженных у обвиняемых при обысках.

Некоторые из этих файлов просто не дожили до суда – по объяснениям следователей, потерялись, стали нечитаемыми и т.п., так что суду пришлось довольствоваться их словесным пересказом. На других имелись следы редактуры, сделанной, когда обвиняемые уже сидели в СИЗО и редактировать свои файлы никак не могли. На оружии, будто бы принадлежавшем обвиняемым, не нашлось никаких отпечатков пальцев… И так далее, и тому подобное.

Словом, при попытке разобраться в этом деле оно оказывается «мутным».

Это не значит, что подсудимые чисты, как ангелы. Люди такого склада и убеждений вполне могли планировать кого-то убить или что-то взорвать. Но могли и не планировать. А что произошло на самом деле – злоумышляли ли они, если злоумышляли, то что именно, совершили ли какие-то практические шаги, и какую роль в этом сыграли «анонимные» осведомители и провокаторы, а также «товарищ майор» под позывным Тимофей… темна вода во облацех.

Ясно одно: в результате смутьяны получили огромные срока – и «так будет с каждым, кто покусится».

Хорошо. Допустим, опасные смутьяны в самом деле заслужили наказание. Изолировали их от общества, не дожидаясь, пока в самом деле что-нибудь взорвут – и правильно сделали, пусть их судьба послужит другим уроком.

Но какой урок получила другая сторона? Те силовики, которые вели мутные игры с провокациями, выбивали из арестованных признания, подделывали доказательства или приходили в суд вовсе без доказательств, а только со словами: «Мамой клянусь, файлы были!» - и суд, обязанный во всем сомневаться и все проверять, верил им на слово.

Их-то никто не изолировал от общества. Они остались с нами. Что они для себя вынесли из этого случая – и из множества других подобных случаев, ему предшествовавших?

А это легко понять по истории с калининградскими молодоженами.

Если не впадать в конспирологию и не искать здесь какой-то хитрый план (если так, то, честно говоря, действия сотрудников выглядят еще хуже), то, по-видимому, в Калининграде произошло следующее.

Оперативник ФСБ накосячил. Совершил должностной проступок: спьяну или просто по глупости и безалаберности рассекретил себя в большой и веселой компании.

Три года этого никто не замечал. Скорее всего, и сам он давно забыл. Но вдруг это всплыло, и самым неприятным образом: фото и видео со свадьбы показали на одном из прибалтийских телеканалов. Личность сотрудника оказалась не просто рассекречена – известна разведке соседнего государства; и кто-то должен был за это ответить.

И вот, вместо того, чтобы уволить этого дуралея, его товарищи свалили вину на гражданских, которых он подставил. На людей, которые – в отличие от него самого – не знали и не обязаны были знать, что можно, а чего нельзя сообщать миру о своих гостях.

Константин Антонец и Антонина Зимина – уже точно не террористы и не экстремисты. По всем признакам, люди вполне лояльные. Они попали под удар лишь потому, что не принадлежат к могущественной корпорации. Произошло ЧП, кто-то должен был быть наказан. Но «своим», даже если он действительно виноват, жертвовать нельзя; чужаками – можно.

Почему нет? Присяжные «охранители» в два счета объяснят, что у нас зря не сажают. Общество побоится протестовать – за последние сто лет у него было много возможностей убедиться, что с системой лучше не связываться, и суд не поможет – закрыли же глаза на все мутное и сомнительное в деле «Сети».

Главные принципы, которые прослеживаются в этих историях – бесконтрольность, безнаказанность и вседозволенность.

А вседозволенность власть имущих, их легкая готовность приносить «смердов» в жертву себе – на мой взгляд, куда более серьезная угроза для общества, чем компания анархистов.

Просто потому, что у анархистов, даже самых злонамеренных, намного меньше сил и возможностей.

А у этих… если рядовой сотрудник ФСБ готов с такой легкостью подставить друзей, у которых гулял на свадьбе, и ими пожертвовать – откуда нам знать, что его начальство не готово в удобный момент с той же легкостью поступиться своей страной?

В конце концов, один раз – в перестройку – они это уже сделали.

использованы материалы: https://sevastopol.su/point-of-view/pravo-korporativnoy-sily-u-nas-zrya-ne-sazhayut


опубликовано: 16.02.2020, 10:59, просмотров: 448

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
Социальные комментарии Cackle

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта ВТБ: 4272 2902 3497 3303 (изменена с 13/05/19)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » Наталия Холмогорова - Право корпоративной силы: у нас зря не сажают?