logo

26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Дата не официальная. Не назначенная политтехнологами. Дата, которую голосованием выбирал народ.
Сегодня поминают всех павших добровольцев не по указу сверху, а просто по велению своей души и душ погибших ребят.
Вечная память всем отправившимся на войну по велению своей души и отдавших свои жизни за други своя.
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.


ПосПост.
ВОПРОС О ТОМ, ЧТО ДВИЖЕТ ДОБРОВОЛЬЦЕМ
волновал и Льва Толстого более ста лет назад.
Публикую несколько глав из "Анны Карениной", в который "координатор добровольцев" Сергей Иванович брат Левина, собственно сам Левин и их друг Катавасов спорят о том, что такое добровольчество. Чистая народная воля или всё же здесь не обошлось без государственной политики.
Напомню, что речь идёт о сербско-турецкой войне 1886-1887 гг. Но, в принципе это сути не меняет. Аналогии, зачастую, предельно прямые. Вплоть до некоторых персонажей с их высказываниями или поступками.
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Русские добровольцы в Сербии. Из альбома главнокомандующего сербскими войсками генерала М.Г. Черняева* «Воспоминания Сербско-Турецкой войны. 1876 г.» Неизвестный фотограф Сербия. 1876 г.

— А ты знаешь, Костя, с кем Сергей Иванович ехал сюда? — сказала Долли, оделив детей огурцами и медом. — С Вронским! Он едет в Сербию.
— Да еще не один, а эскадрон ведет на свой счет! — сказал Катавасов.
— Это ему идет, — сказал Левин. — А разве всё едут еще добровольцы? — прибавил он, взглянув на Сергея Ивановича.
Сергей Иванович, не отвечая, осторожно вынимал ножом-тупиком из чашки, в которой лежал углом белый сот меду, влипшую в подтекший мед живую еще пчелу.
— Да еще как! Вы бы видели, что вчера было на станции! — сказал Катавасов, звонко перекусывая огурец.
— Ну, это-то как понять? Ради Христа, объясните мне, Сергей Иванович, куда едут все эти добровольцы, с кем они воюют? — спросил старый князь, очевидно продолжая разговор, начавшийся еще без Левина.
— С турками, — спокойно улыбаясь, отвечал Сергей Иванович, выпроставший беспомощно двигавшую ножками, почерневшую от меда пчелу и ссаживая ее с ножа на крепкий осиновый листок.
— Но кто же объявил войну туркам? Иван Иваныч Рагозов и графиня Лидия Ивановна с мадам Шталь?
— Никто не объявлял войны, а люди сочувствуют страданиям ближних и желают помочь им, — сказал Сергей Иванович.
— Но князь говорит не о помощи, — сказал Левин, заступаясь за тестя, — а об войне. Князь говорит, что частные люди не могут принимать участия в войне без разрешения правительств.
— Костя, смотри, это пчела! Право, нас искусают! — сказала Долли, отмахиваясь от осы.
— Да это и не пчела, это оса, — сказал Левин.
— Ну-с, ну-с, какая ваша теория? — сказал с улыбкой Катавасов Левину, очевидно вызывая его на спор. — Почему частные люди не имеют права?
— Да моя теория та: война, с одной стороны, есть такое животное, жестокое, ужасное дело, что ни один человек, не говорю уже христианин, не может лично взять на свою ответственность начало войны, а Может только правительство, которое призвано к этому и приводится к войне неизбежно. С другой стороны, и по науке, и по здравому смыслу, в государственных делах, в особенности в деле войны, граждане отрекаются от своей личной воли.
Сергей Иванович и Катавасов с готовыми возражениями заговорили в одно время.
— В том-то и штука, батюшка, что может быть случай, когда правительство не исполняет воли граждан, и тогда общество заявляет свою волю, — сказал Катавасов.
Но Сергей Иванович, очевидно, не одобрял этого возражения. Он нахмурился на слова Катавасова и сказал другое:
— Напрасно ты так ставишь вопрос. Тут нет объявления, войны, а просто выражение человеческого, христианского чувства. Убивают братьев, единокровных и единоверцев. Ну, положим даже не братьев, не единоверцев, а просто детей, женщин, стариков; чувство возмущается, и русские люди бегут, чтобы помочь прекратить эти ужасы. Представь себе, что ты бы шел по улице и увидал бы, что пьяные бьют женщину или ребенка; я думаю, ты не стал бы спрашивать, объявлена или не объявлена война этому человеку, а ты бы бросился на него и защитил бы.
— Но не убил бы, — сказал Левин.
— Нет, ты бы убил.
— Я не знаю. Если бы я увидал это, я бы отдался своему чувству непосредственному; но вперед сказать я не могу. И такого непосредственного чувства к угнетению славян нет и не может быть.
— Может быть, для тебя нет. Но для других оно есть, — недовольно хмурясь, сказал Сергей Иванович. — В народе живы предания о православных людях, страдающих под игом «нечестивых агарян». Народ услыхал о страданиях своих братии и заговорил.
— Может быть, — уклончиво сказал Левин, — но я не вижу этого; я сам народ, и я не чувствую этого.
— Вот и я, — сказал князь. — Я жил за границей, читал газеты и, признаюсь, еще до болгарских ужасов никак не понимал, почему все русские так вдруг полюбили братьев славян, а я никакой к ним любви не чувствую? Я очень огорчался, думал, что я урод или что так Карлсбад на меня действует. Но, приехав сюда, я успокоился, вижу, что и кроме меня есть люди, интересующиеся только Россией, а не братьями славянами. Вот и Константин.
— Личные мнения тут ничего не значат, — сказал Сергей Иванович, — нет дела до личных мнений, когда вся Россия — народ выразил свою волю.
— Да извините меня. Я этого не вижу. Народ и знать не знает, — сказал князь.
— Нет, папа... как же нет? А в воскресенье в церкви? — сказала Долли, прислушивавшаяся к разговору. — Дай, пожалуйста, полотенце, — сказала она старику, с улыбкой смотревшему на детей. — Уж не может быть, чтобы все...
— Да что же в воскресенье в церкви? Священнику велели прочесть. Он прочел. Они ничего не поняли, вздыхали, как при всякой проповеди, — продолжал князь. — Потом им сказали, что вот собирают на душеспасительное дело в церкви, ну они вынули по копейке и дали. А на что — они сами не знают.
— Народ не может не знать; сознание своих судеб всегда есть в народе, и в такие минуты, как нынешние, оно выясняется ему, — сказал Сергей Иванович, взглядывая на старика пчельника.
Красивый старик с черной с проседью бородой и густыми серебряными волосами неподвижно стоял, держа чашку с медом, ласково и спокойно с высоты своего роста глядя на господ, очевидно ничего не понимая и не желая понимать.
— Это так точно, — значительно покачивая головой, сказал он на слова Сергея Ивановича.
— Да вот спросите у него. Он ничего не знает и не думает, — сказал Левин. — Ты слышал, Михайлыч, об войне? — обратился он к нему. — Вот что в церкви читали? Ты что же думаешь? Надо нам воевать за христиан?
— Что ж нам думать? Александра Николаич, император, нас обдумал, он нас и обдумает во всех делах. Ему видней... хлебушка не принесть ли еще? Парнишке еще дать? — обратился он к Дарье Александровне, указывая на Гришу, который доедал корку.
— Мне не нужно спрашивать, — сказал Сергей Иванович, — мы видели и видим сотни и сотни людей, которые бросают все для того, чтобы послужить правому делу, приходят со всех концов России и прямо и ясно выражают свою мысль и цель. Они приносят свои гроши или сами идут и прямо говорят зачем. Что же это значит?
— Значит, по-моему, — сказал начинавший горячиться Левин, — что в восьмидесятимиллионном народе всегда найдутся не сотни, как теперь, а десятки тысяч людей, потерявших общественное положение, бесшабашных людей, которые всегда готовы — в шайку Пугачева, в Хиву, в Сербию...
— Я тебе говорю, что не сотни и не люди бесшабашные, а лучшие представители народа! — сказал Сергей Иваныч с таким раздражением, как будто он защищал последнее свое достояние. — А пожертвования? Тут уж прямо весь народ выражает свою волю.
— Это слово «народ» так неопределенно, — сказал Левин. — Писаря волостные, учителя и из мужиков один на тысячу, может быть, знают, о чем идет дело. Остальные же восемьдесят миллионов, как Михайлыч, не только не выражают своей воли, но не имеют ни малейшего понятия, о чем им надо бы выражать свою волю. Какое же мы имеем право говорить, что это воля народа?

Опытный в диалектике Сергей Иванович, не возражая, тотчас же перенес разговор в другую область.
— Да, если ты хочешь арифметическим путем узнать дух народа, то, разумеется, достигнуть этого очень трудно. И подача голосов не введена у нас и не может быть введена, потому что не выражает воли народа; но для этого есть другие пути. Это чувствуется в воздухе, это чувствуется сердцем. Не говорю уже о тех подводных течениях, которые двинулись в стоячем море народа и которые ясны для всякого непредубежденного человека; взгляни на общество в тесном смысле. Все разнообразнейшие партии мира интеллигенции, столь враждебные прежде, все слились в одно. Всякая рознь кончилась, все общественные органы говорят одно и одно, все почуяли стихийную силу, которая захватила их и несет в одном направлении.
— Да это газеты все одно говорят, — сказал князь. — Это правда. Да уж так-то всё одно, что точно лягушки перед грозой. Из-за них и не слыхать ничего.
— Лягушки ли, не лягушки, — я газет не издаю и защищать их не хочу; но я говорю о единомыслии в мире интеллигенции, — сказал Сергей Иванович, обращаясь к брату.
Левин хотел отвечать, но старый князь перебил его.
— Ну, про это единомыслие еще другое можно сказать, — сказал князь. — Вот у меня зятек, Степан Аркадьич, вы его знаете. Он теперь получает место члена от комитета комиссии и еще что-то, я не помню. Только делать там нечего — что ж, Долли, это не секрет! — а восемь тысяч жалованья. Попробуйте, спросите у него, полезная ли его служба, — он вам докажет, что самая нужная. И он правдивый человек, но нельзя же не верить в пользу восьми тысяч.
— Да, он просил меня передать о получении места Дарье Александровне, — недовольно сказал Сергей Иванович, полагая, что князь говорит некстати.
— Так-то и единомыслие газет. Мне это растолковали: как только война, то им вдвое дохода. Как же им не считать, что судьбы народа и славян... и все это?
— Я не люблю газет многих, но это несправедливо, — сказал Сергей Иванович.
— Я только бы одно условие поставил, — продолжал князь. — Alphonse Karr прекрасно это писал перед войной с Пруссией. «Вы считаете, что война необходима? Прекрасно. Кто проповедует войну — в особый, передовой легион и на штурм, в атаку, впереди всех!»
— Хороши будут редакторы, — громко засмеявшись сказал Катавасов, представив себе знакомых ему редакторов в этом избранном легионе.
— Да что ж, они убегут, — сказала Долли, — только помешают.
— А коли побегут, так сзади картечью или казаков с плетьми поставить, — сказал князь.
— Да это шутка, и нехорошая шутка, извините меня, князь, — сказал Сергей Иванович.
— Я не вижу, чтобы это была шутка, это... — начал было Левин, но Сергей Иванович перебил его.
— Каждый член общества призван делать свое, свойственное ему дело, — сказал он. — И люди мысли исполняют свое дело, выражая общественное мнение. И единодушное и полное выражение общественного мнения есть заслуга прессы и вместе с тем радостное явление. Двадцать лет тому назад мы бы молчали, а теперь слышен голос русского народа, который готов встать, как один человек, и готов жертвовать собой для угнетенных братьев; это великий шаг и задаток силы.
— Но ведь не жертвовать только, а убивать турок, — робко сказал Левин. — Народ жертвует и всегда готов жертвовать для своей души, а не для убийства, — прибавил он, невольно связывая разговор с теми мыслями, которые так его занимали.
— Как для души? Это, понимаете, для естественника затруднительное выражение. Что же это такое душа? — улыбаясь, сказал Катавасов.
— Ах, вы знаете!
— Вот, ей-богу, ни малейшего понятия не имею! — с громким смехом сказал Катавасов.
— «Я не мир, а меч принес», говорит Христос, — с своей стороны возразил Сергей Иванович, просто, как будто самую понятную вещь, приводя то самое место из Евангелия, которое всегда более всего смущало Левина.
— Это так точно, — опять повторил старик, стоявший около них, отвечая на случайно брошенный на него взгляд.
— Нет, батюшка, разбиты, разбиты, совсем разбиты! — весело прокричал Катавасов.
Левин покраснел от досады, не на то, что он был разбит, а на то, что он не удержался и стал спорить.
«Нет, мне нельзя спорить с ними, — подумал он, — на них непроницаемая броня, а я голый».
Он видел, что брата и Катавасова убедить нельзя, и еще менее видел возможности самому согласиться с ними. То, что они проповедовали, была та самая гордость ума, которая чуть не погубила его. Он не мог согласиться с тем, что десятки людей, в числе которых и брат его, имели право, на основании того, что им рассказали сотни приходивших в столицы краснобаев-добровольцев, говорить, что они с газетами выражают волю и мысль народа, и такую мысль, которая выражается в мщении и убийстве. Он не мог согласиться с этим, потому что и не видел выражения этих мыслей в народе, в среде которого он жил, и не находил этих мыслей в себе (а он не мог себя ничем другим считать, как одним из людей, составляющих русский народ), а главное потому, что он вместе с народом не знал, не мог знать того, в чем состоит общее благо, но твердо знал, что достижение этого общего блага возможно только при строгом исполнении того закона добра, который открыт каждому человеку, и потому не мог желать войны и проповедовать для каких бы то ни было общих целей. Он говорил вместе с Михайлычем и народом, выразившим свою мысль в предании о призвании варягов: «Княжите и владейте нами. Мы радостно обещаем полную покорность. Весь труд, все унижения, все жертвы мы берем на себя; но не мы судим и решаем». А теперь народ, по словам Сергей Иванычей, отрекался от этого, купленного такой дорогой ценой права.
Ему хотелось еще сказать, что если общественное мнение есть непогрешимый судья, то почему революция, коммуна не так же законны, как и движение в пользу славян? Но все это были мысли, которые ничего не могли решить. Одно несомненно можно было видеть — это то, что в настоящую минуту спор раздражал Сергея Ивановича, и потому спорить было дурно; и Левин замолчал и обратил внимание гостей на то, что тучки собрались и что от дождя лучше идти домой.


*Михаил Григорьевич Черняев (1828-1898), военный и общественный деятель, генерал-лейтенант (1882), участник Крымской и Кавказской войн, военных действий в Туркестане.
В мае 1876 г. вопреки воле российских властей, пытавшихся разрешить балканский кризис дипломатическим путем, уехал в Белград, где был назначен главнокомандующим сербской армией во время войны Сербии и Черногории с Турцией.
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Портрет главнокомандующего сербскими войсками генерала М.Г. Черняева. Из журнала «Пчела»
Санкт-Петербург. Типография А.М. Котомина и Н. Скарятина. 1876 г.

ПосПост 2

Немного о добровольцах, которые были отобраны в группу "Искры" 1-ой Интербригады Юго-Востока
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.


Как я уже неоднократно говорил в это подразделение был очень жесткий отбор. Помимо того, что кандидат в добровольцы в обязательном плане должен был обладать опытом боевых действий, очень четко должна была быть понятна его мотивация.
Да, иногда случались единичные осечки. Дистанционно не всегда можно считать личность человека. Это за годы работы координатором добровольцем, можешь только по странице вконтакте нарисовать психологический портрет добровольца, а тогда больше приходилось ориентироваться на манеру общения, стилистику речи кандидата. Но в целом каждый из добровольцев, который попадал в бригаду, был опытным бойцом и настоящим идеалистом.

Чтобы бы понимали, что за люди были в 1-ой группе 1-Интербригады Юго-Востока, я опубликую примеры творчества ребят, которые погибли в этот злосчастный день пять лет назад.

Зафиксируйте, пожалуйста, время...
Распускание листьев на оживших деревьях,
Солнца лучи пусть замрут над водой,
Пусть вокруг на мгновенье наступит покой.

Снега хлопья подари в июне!
В ясном небе молний поцелуи!
И блеск манящий пред тьмой слепящей
Подари, уходя в никуда!

И уходя сейчас, знай,
Мгновения твои были прекрасными.
Туманом влажным по утрам
Что тает под лучами света красными.
Губами мягкими любимой
Под небом ночным со звездами ясными.

Ты так рано уходишь, ты такой молодой!
Мир! Скажи, почему никто не идет за тобой?
Но это не сон, не горячечный бред
Целый Мир провожает ... один человек
Нет на лицах печали, не слышен плач,
Один я с Миром иду, как палач.

Снега хлопья подарю в июне!
В небе ясном молний поцелуи!
И блеск манящий пред тьмой слепящей
Подарю, уходя в никуда!

Мир - луч , а не прямая без конца и срока
Отжата кнопка - я у его истока.

Пепла хлопья увидал в июне.
И почувствовал осколков поцелуи.
На блеск манящий пред тьмой слепящей
Посмотрел, уходя в никуда!
Зафиксируйте, пожалуйста, время...


Иванов Иван
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.



Укрывает стужа землю нежно.
Белый мрамор
В небо просится,
А твердь неспешна.
Кто покоится?
Скажи нам, вьюга,
Кто поклонится могиле друга?
Разве можно дом построить
И сад взрастить?
Не щадили живя себя…
Отпустила грехи земля…
Сильных духом
Забирает ввысь Господь рано.
Нежным сыном воспитала меня мама…
Как нарочно посылают на смерть Юность!
Как неточно называть умом Трусость!
Разве много таких людей?
Разве мало звонят церквей?
Зло прощали своим врагам!
Обещали вернуться к вам…
P.S.
Как много в лесах безымянных крестов…
Как много в земле безымянных сынов…
Как много в стенах заржавевших оков…
Как много в них правды на стыке веков…


Власов Александр
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.



ТАК ТЫ И ВПРЯМЬ, БАНДЕРОВСКАЯ РАСА,
РЕШИЛА, ЧТО НАГНЁШЬ ЮГО -ВОСТОК ?
РАБОЧИХ ХАРЬКОВА? ШАХТЁРОВ ИЗ ДОНБАССА?
ОДЕССУ? ЗАПОРОЖЬЕ?КРИВОЙ РОГ?
РЕШИЛА, ЧТО ПОВИСНЕТ ТВОЯ ХАРЯ
НАД БЕДНОЙ И БЕСПРАВНОЮ СТРАНОЙ,
И ОТМОРОЗКИ БОДРЫЕ В УГАРЕ
ПО ДЕРИБАСОВСКОЙ ПОЙДУТ И ПО СУМСКОЙ?

НЕ МНОГО ЛИ ВАМ ЧЕСТИ, ЛОБОТРЯСЫ?
ВЫ Ж ЗАХРЕБЕТНИКИ, И КТО ЖЕ КОРМИТ ВАС?
КИЧЛИВЫЙ ЛЬВОВ? ВОЛЫНЬ ИЛИ ЧЕРКАССЫ?
ДА НЕТ, ВСЁ ТЕ ЖЕ ХАРЬКОВ И ДОНБАСС!

ВЫ НЕ УКРАИНЦЫ. ВЫ БЫДЛО. ВЫ ЗАРАЗА.
КРОВЬ ПРОЛИВАЛ УКРАИНСКИЙ СОЛДАТ
В БОЯХ НА СКЛОНАХ ГРОЗНОГО КАВКАЗА
И В БИТВАХ ЗА МОСКВУ И СТАЛИНГРАД.

И РУССКОЙ КРОВИ ПРИНЯЛИ БЕЗ МЕРЫ
ТВОИ, УКРАИНА, ТИХИЕ ПОЛЯ,
И ДНЕПР, ОСНОВАНЬЕ НАШЕЙ ВЕРЫ,
И КИЕВА СВЯЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ...

ВЫ Ж, КАК МОКРИЦЫ, ВЫЛЕЗЛИ ИЗ СХРОНОВ,
И ВАМИ ВМЕСТЕ ВЫЛЕЗЛА ОНА,
В ЛИЦЕ ЕЁ ПОЗОРНЫХ, ЖАЛКИХ КЛОНОВ,
ДИВИЗИЯ СС ГАЛИЧИНА.

ВСЕГО ЛИШЬ ВЫ ПАРОДИЯ, РЕБЯТА!
И ВЫ ОТ НАС ПОЛУЧИТЕ СПОЛНА,
КАК ПОЛУЧИЛА УЖ СПОЛНА КОГДА -ТО
ДИВИЗИЯ СС ГАЛИЧИНА.

Камсюк Михаил
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.


Леонова Николая, уверен, вам представлять не нужно
https://www.youtube.com/watch?time_continue=1802&v=2X3GhTL_6CY


О Паше Зябкине отдельная речь.
26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Я просто процитирую Владимир Гагина, председатель Воронежского Русского Военно-исторического общества.
- Паша был настоящим воином, бродячим монахом. Он участвовал в крестных ходах, по-настоящему верил в Бога. К нам он пришел после второй Чеченской войны и с большой душой рассказывал на собраниях про то, что пережил. Его повести о Чечне очень искренние и необыкновенные. Мне кажется, его решение поехать на Юго-Восток Украины вполне логичным для него – для человека, который болел за русских, веру и Родину.

С творчество Паши можно ознакомиться здесь
http://artofwar.ru/z/zjabkin_p_w/
Он так и не написал 3-часть своей, по большей части автобиографической повести "Герой ненашего времени". Льщу себя надеждой, что когда-нибудь это получиться у меня.

НотаБе.
И вот из этих людей Бородай собирался собрать свой личный ОМОН для решения бизнес-вопросов?
Боюсь даже представить, что было бы с ним, если бы он заявил этим ребятам, что их собирали под его задачи.

Вчера провёл стрим по этому видео Бородая
https://www.youtube.com/watch?v=mdync-eH51U

опубликовано: 26.05.2019, 12:02, просмотров: 593

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта ВТБ: 4272 2902 3497 3303 (изменена с 13/05/19)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » 26 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ПАВШИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.