logo

АНДРЕЙ САВЕЛЬЕВ: Очередной приговор Квачкову - всероссийский позор



Сегодня апелляционная инстанция — Военная коллегия Верховного Суда оставила в силе приговор В.В.Квачкову по делу об "экстремизме" в его видеообращении. Тем самым коллегия совершила преступное деяние, цинично пренебрегая фактической стороной дела и аргументами защиты, которые камня на камне не оставили от идиотских экспертиз специально нанятых негодяев. Особенно наглым было игнорирование имеющихся в деле противоречий, который встречаются в каждом экспертном заключении. А кроме этих заключений в деле фактически нет вообще ничего.
Суд отказался выслушивать свидетелей и специалистов, грубейшим образом нарушив основные принципы судопроизводства, поскольку защите после переквалификации дела не предоставлена возможность предъявить аргументы против новых экспертиз. Мной было подготовлено мнение специалиста, которое не позволили огласить. Публикую его здесь.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

по экспертизе РФ ЦСЭ при Минюстре РФ, подготовленной

в рамках рассмотрения уголовного дела №28410

Специалист: Савельев Андрей Николаевич, доктор политических наук (с 2001 года) депутат ГД 4 созыва (2003-2007, зампред Комитета по СНГ и связям с соотечественниками, затем – Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству), автор более 20 монографий и нескольких сотен статей, специалист в области этнополитики, политической мифологии, теории государства, исследования политических институтов и процессов. Неоднократно привлекался в качестве специалиста стороной защиты по судебным делам, связанным с так называемым "экстремизмом". Стаж работы по профессии: 27 лет.

Квалификация по кругу вопросов, связанных с подготовкой мнения специалиста, отражена в монографиях: в области межнациональной (межэтнической) конфликтности - "Образ врага. Расология и политическая антропология" (М.: Книжный мир, 2010. - 672 с.), в области государственного строительства, этнополитики - "Нация и государство" (М.: Логос, 2005, - 800 с., Глава 6, Этнос, нация, национализм), в области политической и социальной психологии, анализа политической публицистики и влияния религии на политику - "Политическая мифология" (М.: Логос, 2003. - 384 с., разделы "Политические, социальные и религиозные источники политического мифа", "Символ и слово в политике". "Мифологические основы национальной идентификации", "Мифология социальных групп и корпоративных организаций" и др.), а также текст диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук "Духовное измерение политических процессов: политическая мифология" (2000 г.).

Автор имеет опыт исследовательских оценок и анализа экспертных заключений по делам об "экстремизме" и "экстремистских материалах", отраженный в книгах "Русофобия в России. 2006-2009. Аналитический доклад" (М.: Традиция, 2010. - 424 с.; разделы "Русофобия в судах" и "Дела против русских публицистов"), "Русофобия в России, 2010. Аналитический доклад" (М.: Традиция, 2011, -с. 376; раздел "Экспертная русофобия"), "Опыты русского сопротивления" (М.: Традиция, 2011, - с. 456; раздел "Защита русских издателей"), "Карательная экспертиза" - (https://www.smashwords.com/books/view/683859).

Поставленная перед специалистом задача: Оценить профессиональный уровень экспертизы РФ ЦСЭ видеообращения В.В.Квачкова и степень обоснованности представленных экспертами выводов.

Материалы для исследования: Заключение эксперта по уголовному делу № 28410 от 29 мая 2017 г. № 345-346/24, ФБУ Российский Федеральный Центр Судебной Экспертизы (РФ ЦСЭ) при Министерстве юстиции РФ.

Оценка квалификации Комиссии ЦСЭ

В состав Комиссии вошли два эксперта ЦСЭ и два привлеченных эксперта, что свидетельствует о сложности темы экспертизы и недостаточности сил ЦСЭ для подготовки квалифицированного экспертного заключения. Вместе с тем, включение в Комиссию привлеченных экспертов, как будет показано ниже, не разрешило проблему квалифицированной подготовки заключения и его качество оказалось на крайне низком уровне. Эксперты в области политологии и религиоведения оказались специалистами низкого уровне, чья компетенция не соответствует, прежде всего, принципу независимости и непредвзятости экспертного анализа и следующих из него выводов.

Эксперт Бойцов Алексей Александрович имеет непонятную квалификацию по высшему образованию. С одной стороны, "по специальности" - филолог, с другой стороны, "по направлению" - юрист. Не указано когда и какое высшее учебное заведение закончено, какой факультет закончен. При этом эксперт имеет стаж работы всего 2 года, успев каким-то образом пройти подготовку по судебной лингвистической экспертизе. Никаких сведений о научной деятельности, какие-либо публикации эксперта нет. Соответственно, отсутствуют сведения о способности самостоятельно и беспрестрастно использовать научные методики и следовать общеизвестным принципам при научном анализе текста.

Эксперт Секераж Татьяна Николаевна имеет высшее образование как психолог, но при этом является кандидатом юридических наук. Указанный экспертный стаж с 1994 года относится к неизвестной квалификации: то ли психолога, то ли юриста. Никаких сведений о научных работах эксперта нет. Как нет и сведений о том, какое и когда закончено учебное заведение и по какой специализации. Таким образом, наличие у эксперта профессиональных знаний в соответствии с декларируемыми статусами ничем не подтверждено, наличие знаний, необходимых при подготовке конкретно данной экспертизы также не подтверждено.

Эксперт Козлов Михаил Владимирович имеет высшее образование как религиовед, но при этом научный статус - как кандидат политических наук со специализацией "политическая культура и идеологии". Указан стаж работы 9 лет, но в неизвестном статусе и с неизвестным опытом. Указан статус 3-й класс государственной гражданской службы также с неизвестным опытом и сроком работы. Формальные статусы не позволяют однозначно судить о том, что квалификация и профессиональные знания эксперта соответствуют поставленным перед ним задачам.

Эксперт Элбакян Екатерина Сергеевна квалифицирована как религиовед, но отсутствуют сведения о высшем образовании и специализации по высшему образованию. Указан срок работы по специальности "религиовед" с 1985 года, что не может соответствовать действительности, поскольку во второй половине 80-х годов эксперт мог работать только по специальности "научный атеизм". Указан научный статус - доктор философских наук, но не указана специализация по защите диссертации, не приведены научные публикации, которые свидетельствовали бы о наличии необходимых знаний. Указан статус профессора по кафедре социологии и управления социальными процессами, которые не позволяет установить, занимается ли эксперт проблемами религиоведения или ограничивается социологическими темами, ведет ли научную работу. Указан статус директора Центра религиоведческих исследований, но не указано, в каких исследованиях эксперт принимал участие, нет ссылок на публикации.

Несмотря на то, что экспертам предложено проанализировать текст, имеющий характер политического воззвания (видеообращения) с элементами религиозно-нравственной риторики, принадлежащий авторству далеко неординарной личности, находящейся в неординарных обстоятельства (местах заключения), комиссия оказалась составленной из людей с двойственными и неясными статусами, без каких-либо формальных признаков хотя бы минимального знакомства с темой воззвания. Если сотрудники ЦСЭ хотя бы в какой-то мере могли оценить юридические последствия своих ошибок и несуразиц, связанных с несоответствием их квалификации поставленным перед ними задачам, то привлеченные эксперты, также имея весьма смутные квалификационные признаки, явно не могли оценить даже этих последствий, полагаясь на формальные статусы, которые никто (включая суд) исследовать не собирается. Вместе с тем, сотрудники ЦСЭ в качестве экспертов в области, к которой относится анализируемое видеообращение, являются заведомыми профанами, а их квалификация лингвиста и психолога не имеет никакого отношения к данной области. Таким образом, одни эксперты оказываются непригодными для задач экспертизы по профессиональной специализации, а другие - по неспособности (или нежеланию) понять цену ошибки, которая в подобных случаях более чем вероятна.

Несмотря на то, что эксперты дали подписку об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, исходя из их статусных позиций, эксперты почти с неотвратимой неизбежностью могли дать только заведомо ложное заключение. Незначительная вероятность избежать этого могла быть заложена только в морально-нравственных принципах, которые не позволяют специалисту делать произвольные умозаключения и оценивать то, что находится за пределами его профессиональных знаний. К сожалению, эксперты оказались далеки от принципов профессиональной этики, которая не позволяет специалисту браться за дело, которое он не сможет выполнить с должным качеством и сделать обоснованные и надежные выводы.

Оценка качества поставленных перед экспертами вопросов

Из экспертного заключения следует, что вопросы к экспертам были сформулированы судьей Приволжского окружного военного суда А.А.Ледневым. Само обращение к экспертам с обязанностью привлечения к экспертизе политолога и религиоведа говорит о том, что судья в теме будущего исследования не разбирается и затрудняется поставить перед экспертами квалифицированные и точные вопросы.

Как следует из заключения, к существу дела поставленные судьей Ледневым вопросы не относятся. Они усложняют и удлинняют исследование ненужными отвлечениями, хотя квалификация судьи не позволяет предполагать его наивность и непонимание того, на какую статью Уголовного Кодекса он собирается переквалифицировать исходно выдвинутое обвинение против подсудимого В.В.Квачкова. Политический характер ст. 282 УК РФ общеизвестен и не прекращает обсуждаться (и осуждаться) всеми, кто хоть в какой-то мере осведомлен о правоприменительной практике по данной статье. Соответственно, вопросы судьи должны были касаться именно диспозиции по данной статье. Сама переквалификация дела выглядит крайне сомнительной и подменяющей совершенно очевидную нелепость исходного обвинения.

Несмотря на то, что вместе с запросом на дополнительную экспертизу в ЦСЭ РФ были направлены материалы судебного допроса экспертов Шилкина и Рогачевой и копия составленного ими заключения, а также показания специалистов Сулакшина С.С. и Савельева А.Н., данные суду по просьбе защиты, ни в вопросах, ни в экспертном исследовании ЦСЭ эти документы никак не затронуты, эксперты их не изучали. Что является прямым указанием на возможность фальсификации как самого дела, так и заключения ЦСЭ по нему. Фактически судом, а затем экспертами, полностью проигнорирована иная точка зрения, представленная квалифицированными специалистами.

Вопросы суда не имеют отношения ни к диспозиции по исходной статье обвинения ч.1, ст. 205.2 УК РФ, ни к переквалификации на ст. 282 УК РФ.

Если вопрос о побуждении к каким-либо насильственным или дискриминирующим действиям еще имеет какое-то отношение к указанным статьям, то совершенно за пределами соответствующих диспозиций находятся вопросы о ситуационно-временном периоде, об адресате видеообращения (группе или личности), о группах лиц, связанных политическими убеждениями, и политических убеждениях автора, о нормах коммуникативной этики, о влиянии атрибутики на восприятие обращения, об обвинении высших должностных лиц в каких-либо негативных действиях. Напротив, все эти вопросы демонстрируют политическую заданность судебного процесса, позиции судьи. И этого не могли не заметить эксперты, выполнившие не свой профессиональны долг, а сфабрикованный под видом вопросов суда заказ. И это свидетельствует не только о фальсификации экспертизы, но и о фальсификации всего судебного процесса.

В примечаниях к вопросам распределена компетенция экспертов. Оказывается, что комплексность экспертизы является фикцией. Мнение экспертов может быть высказано совокупно по всем четырем специализациям только в ответах на вопросы №№ 2, 8, 10. Таким образом, экспертиза фальсифицирована и в части коллегиальности разрешения исследовательских задач. При этом лишь вопросы №№2, 5, 8, 9, 10 имеют какое-либо юридическое обоснование, относясь к диспозициям соответствующих статей УК. Это говорит об отсутствии у судьи Леднева понимания своей задачи и неправильной постановки задачи перед экспертами. Которые, в свою очередь, оказались не способны исполнить свой профессиональный долг.

Исследование политолога Козлова

О фальсификации экспертизы с очевидностью говорят три абзаца, посвященные методикам исследования со ссылками на десятки фамилий ученых, чьи работы ни в малейшей степени не привлекались экспертом. Как нигде не заметно и применения заявленных им методов "интерактивного подхода", "дискурсивного анализа", "социологии знания". Эти три абзаца явно изъяты из какой-то типовой публикации, автор которой не отвечал за добросовестность указания на научные авторитеты. Эти авторитеты к экспертизе не имеют никакого отношения, и эксперт не опирается на их работы.

Эксперт Козлов правильно определяет автора видеообращения как политика, а само видеообращение - как пропагандистский материал. Но пересказ идеологических воззрений автора видеообращения лишен какого-либо анализа. Эксперт явно не знаком ни с другими сочинениями В.В.Квачкова, ни вообще с политической литературой национально-патриотического, православно-патриотического лагеря и не в состоянии понять, к кому и зачем обращается автор. Совершенно невежественен эксперт и в анализе идеологий, о которых он, несмотря на свой статус кандидата политических наук, имеет весьма смутное представление, а классификацию идеологий дает абсурдную, подразделяя их на консерватизм, социализм, национализм и терроризм. Эта классификация противоречит общепринятой, внесенной в большинство политологических учебников (см., например, стереотипное издание "Политология. Курс лекций. Под ред. доктора юридических наук, профессора М.Н.Марченко, Изд. 3-е, М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1999, Лекция 9. Политическая идеология). Эксперт по недоразумению или намеренно пропустил идеологию либерализма и приписал к идеологиям терроризм. Как и в этнологии, определяющим в существовании субъекта является его самоназвание. Носители идеологии "терроризма", которые называли бы таком образом свои взгляды, неизвестны.

Называя взгляды В.В.Квачкова эклектичными, эксперт Козлов не приводит никаких доказательств этому утверждению, поскольку не представляет себе, ни что такое идеальные мировоззренческие комплексы, ни что такое реальная политика, всегда уклоняющаяся от "чистых" форм, пригодных лишь для научных классификаций.

К невежественности эксперта Козлова прибавляется его ангажированность, подчиненность задаче "доказать" наличие признаков преступления в словах В.В.Квачкова. Утверждая, что слова В.В. Квачкова о том, что в случае отстранения от власти высшего руководства России и начала боевых действий на территории страны из осужденных будут формироваться "добровольческие штрафные батальоны народного ополчения", могут рассматриваться как террористическая деятельность - участие в (незаконном) вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом (ч. 2 ст. 208 УК РФ и ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ "О противодействии терроризму"), эксперт проявляет невежество, поскольку в данном случае не указан субъект, формирующий батальоны (если это законные органы власти, никакого противоречия закону не возникает в принципе), а об их вооружении не сказано вообще ничего. Удивительно, что эксперт находит в себе силы признать, что никаких призывов о вступлении в такие батальоны в обращении В.В.Квачкова нет.

Эксперт Козлов полагает "вырванными из аутентичного контекста" применяемые В.В.Квачковым "термины": "иго иудейское", "кабала жидовская", "поганая нечисть и нерусь", что свидетельствует о том, что эксперт не знаком с современной русской православно-патриотической публицистикой. Полагая слова "жид" и "нерусь" устаревшими, эксперт не приводит этому доводу никаких подтверждений. Опровергает это утверждение постоянное и массовое употребление этих слов многими русскими публицистами. Правда, пишущими преимущественно в сети Интернет и имеющими читателей лишь в определенном секторе общественно-политических предпочтений. Это неудивительно, поскольку русские издания практически полностью уничтожены в результате политических репрессий последних двух десятков лет. Тем не менее, слово жид и однокоренные с ним слова широчайшим образом представлены в русской классической литературе и даже в названиях произведений русских литературных классиков (Пушкин, Достоевский, Тургенев, Лесков, Куприн и др.), а также в переводах мировой классики (см. переводы "Венецианского купца" Шекспира).

Ответы эксперта на вопросы судьи не имеют научного обоснования и демонстрируют отсутствие у эксперта понимания его задачи: подтвердить или опровергнуть наличие в тексте видеообращения В.В.Квачкова диспозиции той или иной уголовной статьи. Эксперт пускается в рассуждения, которые никак не связаны с данной задачей. И совершенно произвольно объявляет, что в видеообращении имеется "описание террористической деятельности", хотя и нет ее оправдания или призывов к ее осуществлению. Мало-мальски грамотному и элементарно порядочному человеку без всякой политологической подготовки понятно, что видеообращение В.В.Квачкова является прогнозом краха российской государственности под давлением "жидолибералов" и описанием возможных действий по защите Родины со стороны русских националистов. Называть защиту национально-государственных интересов гражданами "описанием терроризма" может только окончательно потерявший нравственные ориентиры человек. И это обстоятельство приводит нас к выводам о профессиональной недееспособности эксперта Козлова, который ставит научную истину в зависимость от пожеланий начальства.

Утверждение эксперта Козлова о том, что в видеообращении имеются "признаки, указывающие на побуждение к отстранению от управления государством действующей на момент размещения видеоролика государственной власти в Российской Федерации в форме критики власти об объявлении ее умысла преступным", не указывает на криминальный характер видеообращения, поскольку критика, сколь бы жесткой (и даже несправедливой) она ни была, не преследуется российским законодательством. Побуждение к отстранению от управления может предполагать законный путь, утверждение о преступности действующей власти может быть обоснованным или необоснованным. Это обстоятельство не позволяет трактовать доводы эксперта в подтверждение законности обвинения В.В.Квачкова. Как и утверждение эксперта о том, что в видеообращении "имеются признаки возбуждения ненависти к группе лиц по политическим убеждениям - политическим противникам В.В.Квачкова". Ненависть и вражда возбуждается в отношении политических противников средствами пропаганды и являются признаком политики вообще (см. классическую работу Карл Шмитт "Понимание политического").

Вместе с тем, надо отметить, что эксперт Козлов в ряде случаев правильно оценивает представленный ему для анализа текст, определяя его как программный политический документ, посвященный критике власти и лично В.В.Путина. Что, разумеется, не является криминальным действием и не может быть причиной для уголовного преследования автора видеообращения. Из этого обстоятельства следует опровержение всех возможных доводов так называемой экспертизы ЦСЭ Минюста, которая является заведомо ложной, как и ее интерпретации, послужившие для противозаконного решения Приволжского военного суда в отношении В.В.Квачкова.

Также опровергает все домыслы прочих экспертов утверждение эксперта Козлова, что "В объекте исследования не имеется непосредственного наименования уничижительными в политическом дискурсе терминами "жид", "поганый" в целях пропаганды исключительности, превосходства, неполноценности человека по признаку расы, национальности, языка, происхождения, принадлежности к какой-либо социальной группе". "Наименования оскорбительными терминами какой-либо группы лиц, объединённых по признаку расы, национальности, языка, происхождения, принадлежности к какой-либо социальной группе в объекте исследования отсутствует. Под жидами В.В.Квачков подразумевает приезжих мигрантов, либеральный олигархат, государственную власть и лично Президента России В.В. Путина", а вовсе не те группы, которые перечислены в диспозиции ст. 282 УК РФ и которые выдумывают другие эксперты (о чем будет сказано ниже).

Если мнения экспертов какому-либо вопросу разошлись, то суд обязан был трактовать расхождения в пользу подсудимого, а не ориентироваться на суждения, удобные для обвинительного решения. Этот подход следует из общепринятых научных методик: один единственный контрпример опровергает общее правило, которое пытаются доказать большим количеством подтверждающих примеров. Экспертиза, объявив общие выводы, будто бы обобщающие выводы экспертов, пошла против этого общепринятого в науке правила, а суд, не имея достаточных профессиональных знаний и попирая юридическую норму, трактующую все сомнения в пользу подсудимого, вынес заведомо неправосудное решение.

Исследование религиоведа Элбакян

Как и в политологическом исследовании, методологическая часть является абсолютно ничтожной, не имеющей отношения к исследованию и ложно объявляющей, что автор экспертного исследования применял такие методы как: системный метод, герменевтический метод, компаративный метод, структурно-функциональный анализ, типологический метод и феноменологический метод. Все эти методы пригодны для анализа сложных религиозных текстов или текстов древних культур, о которых сохранилось очень мало информации. Фактически в таких случаях речь идет об изучении далекого от современной культуры текста и в условиях дефицита информации. Текст же анализируемого видеообращения является предельно простым и ясным всякому носителю русского языка, находится в рамках общедоступного общественно-политического дискурса, и для его понимания требуется применение лишь самых элементарных логических умозаключений. Проблемы в понимании, возникающие у человека, далекого от русской православно-патриотической лексики, могут быть разрешены лишь обращением к практике применения соответствующих терминов, а вовсе не домыслами эксперта по поводу изолированного текста (что мы видим в экспертизе Элбакян).

Некомпетентность эксперта выражена в списке литературы, который он приводит, но ни разу на него не ссылается. Список состоит из словарей, энциклопедий, учебников и собственных сочинений эксперта. Что выглядит, как попытка выдать бездоказательные суждения без каких-либо ссылок на обширную литературу по религиозно-нравственной, религиозно-политической и собственно религиозной тематике, которая должна быть привлечена для рассмотрения поставленных вопросов, если они неясны не только суду, но и самому эксперту. Как будет показано ниже, эксперт оказался полным профаном в той религиоведческой сфере, которой он посмел касаться, не имея представлений о содержании и смыслах религиозных текстов, которые многократно трактовались в русской литературе и публицистике, представляя широкую гамму смысловых оттенков, совершенно недоступную эксперту Элбакян - в раках ее научно-атеистического подхода, чуждого и даже враждебного православию и русской общественно-политической мысли.

На фальсификацию экспертизы указывает длинный пассаж Элбакян о том, что в ее представлениях составляет "религиозный комплекс". Эта часть экспертизы не имеет никакого отношения к стоявшей перед экспертом задачей и предназначена лишь для того, чтобы эксперт пренебрежительно отозвался о религиозных воззрениях русского православного политика В.В.Квачкова - действительно, верующего и хорошо знакомого с православной догматикой. Чего не скажешь о "научном атеисте" Элбакян, читающей, но не понимающей православный текст, а потому и неспособной понять смысла видеообращения В.В.Квачкова.

Элбакян высказывает совершенно антинаучное представление о религии, которая, по ее мнению, обособлена в обществе в секту, где только и возможно религиозное мышление, а в сознании человека - в какой-то отдельный сектор мышления, откуда другие сектора не снабжаются ни символами, ни смыслами. Это соответствует преставлениям сектанта, но не религиозного человека и не ученого. Коммуникация между людьми и целостность личности означает, что религиозные воззрения оказывают воздействие на все сферы жизни общества и на все области, о которых может помыслить человек. Соответственно "политизация" религиозной мысли является не запретной (как полагает Элбакян), а естественной и даже обязательной. Именно поэтому для православных верующих участие в общественных организациях и создание общественных объединений политического толка является столь распространенным, что трудно встретить православного человека, который не рассуждает о политике. А если он действительно придерживается православной догматики, то все его мышление, в том числе и о политических вопросах, пронизано православием. Что мы и видим в видеообращении В.В.Квачкова. И чего в помине нет у эксперта Элбакян, удалившейся в ею же самой придуманную секту "религиоведов", откуда поучают действительно верующих православных людей и обличают их в отсутствии не только развернутого академического, но и бытового, повседневного представления о религии.

Ненависть эксперта Элбакян к православию и русскому политическому движению выражена в словах о том, что для В.В.Квачкова православие - не духовная традиция, а "всего лишь "удобная" для русско-националистических представлений идеология. При этом идеология агрессивная, где русофильство оправдывает агрессивное неприятие других народов и уничижительные их именования и характеристики (например, евреев)". Это не только ничем не обоснованное суждение, но и прямое оскорбление как самого автора видеообращения, так и всех, кто причисляет себя к русским националистам и русофилам. Имея совершенно превратные представления о православии (а оттого и о русском мировоззрении в целом), эксперт Элбаякн, приведя несколько цитат из видеообращения, объявляет, что "такой подход православию несвойственен". Разумеется, ничего не обосновывая. И это отражает общий подход эксперта - антинаучный, невежественный, циничный и даже нагло-циничный. Столь глубокий аморализм эксперта не позволяет ему выполнить задачу, которую без труда решил бы просто честный и образованный человек, знакомый с основами православной веры и читающий православную публицистику и догматические сочинения.

Совершенно безграмотно, с точки зрения политической антропологии, выглядит объявление Элбакян "русских" - этнической характеристикой, а "россиян" - гражданской. Путаясь в этих понятиях, Элбаякн объявляет, что путается В.В.Квачков. Впрочем, эта тема не имеет никакого отношения к вопросам суда. Достаточно лишь напомнить общеизвестную истину, что "русские" уже несколько сот лет - не этнос, поскольку образовали свое государство - Россию - и тем самым отличились от этносов, которые не характеризуются наличием государства (число этносов на планете более чем в 100 раз превосходит число государств). Что касается слова "россияне", оно вообще является в современном лексиконе искусственным, взятым из поэтического пафоса XIX века и приспособленным к попыткам создать иллюзорную идентичность, вытеснив русскую идентичность (в духе советских времен, когда русских пытались сделать "советскими").

Невежественные суждения Элбакян продолжаются утверждением о том, что "христианского социализма" нет и быть не может - со ссылкой на Маркса и СССР. Как будто, кроме Маркса, в природе не существовало никаких других социалистов и никаких других социалистических идей, кроме марксистского мракобесия, как будто социализм существовал только в СССР. Термин "христианский социализм" широко известен в политологии, об идеологии и истории "христианского социализма" имеется обширная библиография, приведенная в "Википедии". Элбаякн это неведомо. Эксперт продолжает насыщать свое "исследование" подобными безграмотными суждениями, так и не удосужившись сконцентрироваться на поставленных судом вопросах.

Нервические замечания, не подкрепленные ссылками на текст видеообращения, приводят Элбакян к клевете - к утверждению, что В.В.Квачков "прямо призывает к борьбе с инородцами и иноверцами". Ничего подобного в видеообращении нет, и это отмечено другими экспертами.

Ложным, ничем не подтвержденным суждением эксперта является заявление о том, что позиция В.В.Квачкова противоречит Конституции РФ в части идеологического многообразия и отсутствия государственной религии. Эксперт не приводит никаких аргументов в подтверждение этой фантазии, сгустившейся из ненависти лично к автору видеообращения и его мыслям.

Столь же безграмотно Элбакян объявляет, что Владимир Васильевич Квачков относится к "социальной группе националистов с эклектичными политическими убеждениями, представляющими собой синтез идей народной монархии и социализма с апеллированием к религии". Такой социальной группы нет, не было и никогда не будет. Все характеристики группы, которые приводит Элбакян, являются исключительно мировоззренческими, политическими, но никак не социальными. Кроме того, фантазии Элбакян развиваются из самоотнесения В.В.Квачкова, а не из каких-то исследовательских выводов, на которые Элбакян просто не способна.

Абсолютно антинаучной и бессовестной является интерпретация Элбакян слов В.В.Квачкова об освобождении "от ига иудейского, от кабалы жидовской, от прочей поганой нечисти, неруси, захватившей Москву и другие наши города и села...". По утверждению Элбакян, здесь налицо негативное восприятие евреев. Видимо, эксперт реагирует на слова "иудейский" и "жидовский". Если так, то эксперт отождествляет евреев с иудеями и евреев с жидами. Что противоречит словарным значением этих слов. И эксперт обязан знать эти значения во всем их разнообразии, а не ссылаться на контекст, который экспертом не только не изучен, но даже не понят. Также эксперт полагает, что из какого-то контекста (никаких доказательств эксперт не приводит) следует, что "поганая нечисть" - это все неправославные. Откуда у эксперта возникают эти фантазии - одному Богу известно. И с какой стати у эксперта возникает мысль о том, что все эти слова означают объявление о какой-то неполноценности неких групп людей? Ни малейших доказательств не приводится. Вместо экспертизы налицо просто ни на чем не основанные утверждения.

Эксперт Элбакян лишена способности к элементарной логике и, видимо, плохо понимает русский язык, путая прогноз с оценочным суждением. Так, слова В.В.Квачкова "После победы нас рано или поздно ожидает религиозная война русско-центричной христианской Европы, война белой расы с новоявленной азиатской ордой, подло прикрывающейся знаменем ислама..." интерпретируются как положительная оценка "враждебных действий одной группы лиц по отношению к другой по признаку национальности и отношения к религии". Где же в приведенной фразе имеется положительная оценка? Ее нет. Эксперт объявляет: "Подобный сценарий (религиозная война) со всей очевидностью предполагает враждебные действия одной социальной группы против другой по религиозному и национальному и даже расовому признакам". Таким образом, по мысли Элбакян, любой прогноз возникновения войны, вражды, насилия, автоматически является одобрением войны, вражды, насилия. При подобной способности к анализу Элбакян не стоит заниматься наукой, а ученому сообществу разумно было бы освободить ее от ученых степеней и званий.

Пространные рассуждения Элбакян о православии кардинально расходятся с учением Христа и являются для православного человека совершенно неприемлемыми. Ее утверждение о том, что Новый Завет объявляет главной чертой блаженства самоуничижение личности - это вопиюще произвольное суждение, оскорбляющее православных людей.

Наконец, Элбакян перевирает канонический текст Нового Завета, цитируя его с грубой ошибкой: пишет "не противься злу" вместо "не противься злому" (злому человеку). Предположение о том, что учение Христа предполагает "не противиться злу", является в высшей степени невежественным. Напротив, христианство по своему смыслу является целиком и полностью сопротивлением злу; обязанность христианина - противиться злу всеми силами (см. классическую работу Ивана Ильина "О сопротивлении злу силою"). Христианское смирение имеет совершенно другую природу, о которой Элбакян ничего не известно. Излагать здесь основы христианского вероучения не имеет смысла. Достаточно констатировать, что "религиовед" Элбакян имеет о христианстве самые превратные представления, а потому не может выступать в качестве эксперта-религиоведа.

Из полнейшей некомпетентности эксперта следует и явно не научная, а политическая оценка слов из видеообращения В.В.Квачкова. Отождествление евреев с "жидами", нерусских с "нерусью", иноверцев с "нечистью", людей другой расы с "азиатской ордой" отражает политические позиции Элбакян, а не какую либо научно обоснованную истину. Как эксперт, Элбакян обязана знать значения этих слов, но не желает их знать, подменяя одни слова другими и делая заведомо ложные выводы на основе такой подмены.

Объявление о том, что В.ВКвачков "негативно-уничижительно" относится ко всему "не русскому и не православному" (эксперт так и пишет "не" отдельно), является просто клеветой. Именно клеветой, основанием для которой является личная ненависть Элбакян ко всему русскому и православному, что защищает автор видеообращения. Личная ненависть, недвусмысленно выраженная экспертом, не позволяет принимать всерьез его утверждения. Они не могут лежать в основе какого-либо судебного решения.

Находясь в каком-то своем сектантском мирке, Элбакян изобретает общность "евреи/иудаисты", которая никогда не существовала и не может существовать. В данном случае к русофобии и антиправославным взглядам эксперта добавляется еще и антисемитизм. Поскольку термин "иудаисты" является явно негативным, уничижительным. Точно так же термин "исламисты" указывает не на исповедующих ислам, а на радикалов, которые искажают ислам, используют его в политических, а то и в террористических целях (как пишет В.В.Квачков, "азиатская орда, подло прикрывающаяся знаменем ислама"). Кроме того, евреи и иудеи - общности разные. Первая этническая, вторая - религиозная. Не все евреи - иудеи. Может быть, и среди иудеев - не все евреи. Даже такие очевидные вещи эксперт забывает, будучи ослеплен ненавистью к автору видеообращения.

Не умея строить логические цепочки, Элбакян ограничивается бездоказательным утверждением: "Приведенные выше высказывания свидетельствуют..." Сами по себе высказывания ни о чем не свидетельствуют, если речь идет об экспертизе. Но в данном случае условие признания всего этого бездоказательного и безграмотного потока утверждений предопределена поставленным перед экспертом заданием: напиши что угодно - все равно сгодится.

Психолого-лингвистическая экспертиза

Необходимость в мнении психолога и лингвиста при анализе текста видеообращения полностью отсутствует. Что подтверждается текстами, написанными экспертами Бойцовым и Секераж, не содержащими никаких признаков научных методик и представляющих собой частные суждения со ссылками на мнение политолога и религиоведа. Фактически все методики данных "экспертов" сводятся к подтасовке: при анализе текста видеообращения они заменяют в нем слово "жид" и однокоренные с ним на слово "еврей" и однокоренные с ним. В итоге неизвестно откуда появляется группа уже не "евреев", а "евреев/иудаистов". Подобная методика изобличает "экспертов" в умысле на фальсификацию экспертизы, повлекшей за собой незаконное осуждение В.В.Квачкова Приволжским военным судом.

Как таковой психолого-лингвистической экспертизы в документе, представленном суду, не обнаруживается. Есть изолированные мнения двух экспертов, не интегрированные в какие-то обоснованные суждения. Но и эти обособленные суждения не имеют никакого научного обоснования. Как и привлеченные эксперты, сотрудники ЦСЭ ссылаются на научные методики, которые они при проведении исследования в действительности не используют. В нем нет никакого семантического анализа, семантической декомпозиции, синонимической перефазировки, словарного метода и реферирования, а также метода функционально-прагматического анализа. Равно, как и анализа коммуникативной деятельности, критериально ориентированного мотивационно-целевого анализа и анализа социально-психологической направленности материалов. Этого нет ни в малейшей степени. Что подтверждается отсутствием ссылок авторов на литературу, в которой разработаны подобные методы, отсутствие ссылок на тот или иной метод анализа при обращении к тексту видеообращения. Абсолютно бессодержательным является список привлеченной литературы, на которую эксперты ни разу не сослались с указанием страниц или разделов, которые подтверждали бы их доводы. В списке содержатся учебные пособия, которые пригодны лишь для образовательного процесса. В списке приводятся словари, но эксперты ими почти не пользуются, а когда пользуются, то это либо лишено какого-либо смысла, либо изучение всей полноты значений в соответствующих контекстах отсутствует. Эксперты даже не попытались найти в различных словарях значение слова "жид", а уж прояснить для себя, что такое "жидолиберальный", они были просто не в состоянии в силу полной атрофии профессиональной этики. Все, что отыскал по этому вопросу лингвист Бойцов: "ЖИД - Разг.-сниж. Презрительное название еврея". Ему невдомек, что это лишь одно из множества значений, которые можно найти в словаре Владимира Даля или вынести из контекста словоупотребления в русской классической литературе. Отсутствие у экспертов специальных знаний и наличие у них установки на фальсификацию экспертизы приводят к методике простой подмены одного слова другим и выводам на основе такой подмены.

В "исследовании" содержится заведомо ложная информация. Эксперты объявляют, что страница в сети Интернет, содержащая запись видеообращения В.В.Квачкова, является общедоступной. Между тем, запись с названием "Квачков в ИК-5 Мордовия" эксперты в сети видеть не могли, поскольку она удалена из сети за несколько месяцев до того, как они получили задание провести исследование. Столь же лживым является утверждение о том, что данная страница в сети является общедоступной. То, что отсутствует в сети, общедоступным не является. Из материалов дела невозможно сделать вывод о том, что указанная страница когда-либо была общедоступной. Для подобного утверждения потребовалось бы показать, что лица, просмотревшие видефайл, не относятся к какой-либо узкой группе, а информация о месте размещения данного файла в сети широко распространена. В качестве аналогии можно представить себе пачку из 1000 листовок, которые положены в подъезде на подоконнике, и несколько жителей подъезда взяли себе по экземпляру. "Теоретически" листовки доступны любому, поскольку доступ к ним неограничен, но об их существовании проинформирован только узкий круг лиц. Следовательно, практически они оказываются доступными именно этому кругу лиц. Из этой аналогии с очевидностью следует, что без широкого распространения информации о видеофайле он не мог стать общедоступным. На что и указывает незначительное число просмотров на скопированных в дело копиях с экрана монитора. Доказать, что до удаления видеофайла по указанному адресу он был просмотрен значительным числом пользователей, теперь невозможно - соответствующих доказательств в деле нет.

Лингвист Бойцов, не будучи специалистом, формулирует суждение, опираясь на религиоведческий анализ, но домысливая при этом обобщающий тезис о том, что текст видеообращения "не относится к религиозному дискурсу (в том числе, соответственно, не является проповедью, молитвой, исповедью или другим религиозным текстом)". Подобный тезис абсолютно безоснователен, поскольку религиозный дискурс в православно-патриотической публицистике может быть либо частью публицистического материала, либо его фоном. Ни эксперт Элбакян, ли эксперт Бойцов не имеют об этом ни малейшего представления, поскольку вообще не знакомы с православной публицистикой и не владеют методами его анализа. В частности - не способны вычленять религиозный дискурс из общественно-политического текста. Данный дискурс как раз характерен тем, что не является ни молитвой, ни проповедью, ни исповедью (предположение, что можно опубликовать религиозную исповедь - безграмотная фантазия лингвиста Бойцова, не понимающего, что есть "тайна исповеди"), ни религиозным текстом. Поэтому принимать во внимание фантазии лингвиста Бойцова суд не должен был. Но, в силу недостаточной квалификации в затронутых в экспертизах вопросах, суд, объявивший приговор по делу, пропустил все несуразицы в текстах, которые очевидны мало-мальски образованному человеку, говорящему на русском языке.

Эксперт замечает, что словосочетания "жидолиберальный олигархат", "иудейское иго", "жидовская кабала", "жидовский кагал" могли бы быть истолкованы двояко: 1) как негативная оценка действий власти (олигархат, иго, кагал); 2) как негативная оценка евреев/иудеев (национальной группы) и их действий в целом и в совокупности (жидолиберальный, жидовский). Без всяких доказательств эксперт выбирает заказанную ему трактовку, не предпринимая никаких усилий, чтобы доказать, что иная трактовка неприменима. Между тем, в вышеупомянутом политологическом исследовании представлена именно такая трактовка: речь идет именно об оценке действий власти. Лингвист не может себе представить, что текст видеообращения имеет несколько планов и несколько направлений для высказывания критических суждений. Он обнаруживает религиозную лексику, и это приводит его к выводу, что все указанные словосочетания имеют религиозную направленность. В то же время, несколькими строками выше эксперт уже объявил, что видеообращение не является религиозным текстом. Подобные противоречия полностью обесценивают мнение эксперта, указывая на его неспособность следовать элементарной логике.

Безо всяких оснований эксперт Бойцов приписывает слова "инородцы" и "иноземные захватчики" отличию (неизвестно кого от кого) "по происхождению", что формально совпадает с диспозицией ст. 282 УК. Но в данном случае вообще непонятно, что имеет в виду эксперт. Впрочем, это непонятно и из ст. 282. Никаких объяснений и трактовок Бойцов по этому поводу не приводит. Слово "иноверцы" Бойцов трактует исключительно в религиозном духе, что противоречит его же утверждению, что текст видеообращения не является религиозным. Если это так, то под "верой" можно понимать вовсе не только принадлежность к какой-либо религиозной группе. Также Бойцов бездоказательно считает слово "нерусь" указывающим на национальность. Что является абсурдом. Это слово может быть как ругательством, так и указанием на нерусских людей, которые никакой группы составлять не могут, поскольку нерусские не обладают никакой совокупностью групповых черт и не имеют коллективного самосознания. Слово "раса" Бойцов, разумеется, также не понимает, поскольку никогда не читал текстов, содержащих это слово. Между тем, оно может относиться вовсе не к антропологическим различиям (что с очевидностью следует из общеизвестных текстов - например, Освальд Шпенглер, "Закат Европы"). Что есть "белая раса" ни автор видеообращения, ни эксперт не рассматривают и не уточняют. Но эксперт в данном случае использует это слово лишь в том значении, которое совпадает с заложенным в диспозицию ст. 282 УК. Доказательством же возбуждения расовой розни в видеообращении эксперт не озадачивается. И понятно почему: никаких оснований для того, чтобы найти такое возбуждение у него быть не может - его просто не существует. Но эксперту надо создать впечатление о негативистских установках В.В.Квачкова. Что и изобличает эксперта в сознательной фальсификации исследования. Обвиняя автора в подмене понятий, Бойцов не доказывает, что такая подмена имеет место, и сам занимается произвольным приписыванием смыслов тексту, который он понял в соответствии с заданием своего начальства, соучаствующего в организации политических репрессий.

Бойцов, проявляя функциональную безграмотность, не в состоянии понять фрагмента, который он пытается анализировать: "Это всенародная общерусская задача — освобождение России от ига иудейского, от кабалы жидовской, от прочей поганой нечисти, неруси, захватившей Москву и другие наши города и сёла". Для того, кто знаком с православно-патриотической публицистикой, совершенно ясно, что в данном случае мы видим призыв к противодействию геноциду русского народа, осквернению и унижению православной веры. "Иго иудейское" отражает специфику присутствия иудейского лобби в органах власти РФ, которое для политолога очевидно и выражено во множестве выступлений раввина Берл Лазара, во встречах высших должностных лиц РФ с иудейской общественностью, а также в "иудаизации" РПЦ, о чем православные верующие говорят как между собой, так и открыто - не счесть подобных публикаций и комментариев в сети Интернет. "Кабала жидовская" - это порабощение русских православных людей носителями чуждого, антиправославного ("жидовского") мировоззрения. "Поганая нечисть, нерусь" - также чуждые русским поработители, в которых нет ничего русского ("нерусь"), хотя они и могут происходить от русского рода. Это именование враждебных русским сил, а вовсе не возбуждение розни к какому-либо народу или группе, объединенной по этническому или религиозному признаку.

Бойцов, фальсифицируя экспертизу, объявляет, что все, о чем говорится в данном предложении, относится к евреям. Разумеется, ни малейших доказательств тому он не приводит. Он приписывает В.В.Квачкову дикую мысль о том, будто "евреи уничтожают и стремятся уничтожить русских". Но ничего, хотя бы напоминающего подобный пассаж, в видеообращении нет. Бойцов утверждает: "Автор не говорит о политической позиции, взглядах евреев, которые можно было бы оспорить, а приписывает их действиям исключительно негативный характер и направленность на уничтожение". Но в действительности автор вообще не говорит ни слова о евреях. Он говорит о врагах русского народа и православия.

О полной дисквалификации Бойцова как лингвиста, говорят многие домыслы, которыми он оснащает свое "исследование". Один из них - понимание слова "освобождение" как призыв "предпринимать в отношении евреев какие-то неконкретные дискриминирующие действия". С учетом того, что про евреев в видеообращении не сказано ни слова, можно заключить, что Бойцов вообще не владеет нормами русского языка, а его квалификация лингвиста является фикцией.

Также о полном отсутствии чувства русского языка говорит интерпретация Бойцовым фразы "После победы нас рано или поздно ожидает религиозная война русскоцентричной христианской Европы, война белой расы с новоявленной азиатской ордой, подло прикрывающейся знаменем ислама, война в Средней Азии". Ему приходится давать словарное значение слова "подлый" (в единственном варианте, ему известном), как будто читающий его "исследование" не в состоянии самостоятельно понять, о чем идет речь. Интерпретация Бойцова такова: "небелые" и азиаты - бесчестные, низкие люди; они являются противниками (врагами) русских в грядущей войне. Подобная интерпретация может быть оценена как совершенно идиотическая. Получается, что словосочетание "азиатская орда" Бойцов распространяет вообще на всех "азиатов", то есть жителей Азии. Что, конечно же, демонстрирует его полную неспособность понимать русскую речь. Между тем, из данной фразы совершенно очевидно, что она прогнозирует войну между двумя группами: "русскоцентричной христианской Европой" (иными словами "белой расы" - см. интерпретации слова "раса" у немецких философов, которая не имеет ничего общего с расизмом) и "азиатской ордой, подло прикрывающейся знаменем ислама". Без всякой лингвистики ясно, что негативизм в данном случае не имеет никакой связи ни с этническими, ни с религиозными различиями. Врагов христианской Европы В.В.Квачков видит в "орде", которая прикрывается знаменем ислама. Что означает использование ислама в неприемлемой форме, свойственной именно "азиатской орде". "Азиатчина" - общеизвестное слово, означающее нецивилизованность, варварство. Оно не направлено против какого-либо народа. Также во фразе В.В.Квачкова прослеживается защита ислама в его подлинной, цивилизованной форме. Бойцов этого понять не может в принципе - он не в курсе элементарных, общедоступных значений русских слов и соответствующих им контекстов.

Заявления Бойцова носит откровенно антирусский характер. Он крайне негативно относится к фразе В.В.Квачкова, говорящего, что никогда не примет "курс на замену коренного русского населения чужеземцами, инородцами и иноверцами; курс на уничтожение российской науки, культуры, образования, здравоохранения; курс на отказ от мобилизационного прорыва в промышленности и сельском хозяйстве". Если В.В.Квачков осуждает подобный курс, то Бойцов осуждает осуждающего, полагая, что автор ведет речь не о "путинском курсе" (то есть, политической линии властных верхов), а о "нехристианах" и "людях иного происхождения". Эта нелепость в тексте "исследования" может быть объяснена только политическими мотивами: ненавистью Бойцова к христианам, русским и лично к В.В.Квачкову.

Извращение текста видеообращения, подмена слов и смыслов сплошь заполняют "исследование" Бойцова. Исследовать каждое из них нет смысла, поскольку уже приведенные примеры показывают: перед нами не исследование, а заведомо ложный донос, клевета, политически ангажированное мнение человека, крайне негативно настроенного ко всему, что отстаивает В.В.Квачков, и даже не пытающегося вникнуть в смысл анализируемого видеообращения.

Те же признаки, но менее явно, присутствуют в "исследовании" психолога Секераж, которая, впрочем, будучи не в состоянии предложить экспертное мнение по своему профилю, сразу ссылается на исследование политолога и религиоведа. Что означает: у эксперта нет собственного поля для исследования, а также опыта междисциплинарного анализа. Поэтому Секераж просто добавляет собственные несуразицы к несуразицам политолога и религиоведа.

О том, что Секераж не владеет русским языком, свидетельствует оценка одного из фрагментов текста видеообращения как заявления о необходимости вести подготовку к вооруженному перевороту. Эксперт умалчивает о том, что речь идет не об организации переворота, а о прогнозе его возникновения. Такое умолчание можно считать либо умышленным (и тогда это - свидетельство о сознательной фальсификации экспертизы), либо неумышленным (и тогда это свидетельство о функциональной безграмотности - полном непонимании текста, представленного эксперту для анализа).

Секераж входит в тематику, которая не имеет отношения к психологии - в идеологический смысл обращения В.В.Квачкова, который она понять не в состоянии. Секераж в данном случае как будто сразу верит: если автор обращения заявляет, что придерживается идеологии русского православного социализма, то так оно и есть, и все, что он говорит далее - это и есть изложение данной идеологии. Подобное вторжение в область, далекую от профессиональных знаний, является для эксперта недопустимой, а явные нарушения элементарной логики свидетельствуют об общей неспособности эксперта проводить научно обоснованные исследования.

Никаких психологических методик Секераж не использует - лишь интерпретирует текст В.В.Квачкова совершенно произвольно. Фактически это попытка провести политологический анализ, заменяя слова с корнем "жид" на слова с корнем "еврей". Нелепая, ничем не обоснованная замена слова "жидолиберальный" сочетанием "евреи с либеральными политическими взглядами" искажают смысл текста видеообращения до неузнаваемости. Кроме того экспертами, взявшимися искать в слове "жидолиберальный" какую-либо группу, которую следует защищать от "возбуждения", не в состоянии понять, что "либеральный" - понятие политическое. И даже если по недоумению считать, что "все евреи - жиды", то политическая характеристика уничтожает всякую возможность определить, что "все евреи - либералы". Коль скоро так, то данное слово ни в коей мере не может быть подведено под диспозицию ст. 282 УК. Потому что не все евреи - либералы. Доказать обратное никому не удастся. Следовательно, все потуги представить слово "жидолиберальный" как задевающее всех евреев, приводят только к невежественным, злобно политизированным суждениям.

Выражение несогласия со стороны В.В.Квачкова с еще не вступившим в силу приговором суда о признании организации Народное ополчение им. Минина и Пожарского (НОМП) террористической, Секераж совершенно безосновательно интерпретирует как намерение продолжить ее деятельность - то есть, продолжить террористическую деятельность. Разумеется, Секераж не знает ничего о НОМП, не имеет никаких сведений о том, что эта организация вела террористическую деятельность, но следует общему замыслу фальсификации экспертизы и извращению совершенно всех смыслов видеообращения с целью нанести В.В.Квачкову максимальный ущерб, побудив суд вынести беззаконное решение.

Выводы:

1. Экспертиза, представленная суду, проведена лицами, лишенными не только профессиональных навыков и элементарной профессиональной этики, но также общедоступного понимания русского языка.

2. Умозаключения экспертов не основаны на каких-либо научных методиках, по форме и содержанию не являются экспертизой, выводы совершенно произвольны и основаны на подмене одних слов другими, которая делается без всяких оснований и с явным искажением смыслов и контекстов анализируемого материала.

3. Выводы экспертов мотивированы политически, основаны на ненависти к автору видеообращения В.В.Квачкова и изложенным им политическим взглядам, а также на заказе скрытых от общественности и суда сил, которые стремятся оболгать В.В.Квачкова и побудить суд принять незаконное решение.

4. Приволжским военным судом очевидные признаки некомпетентности экспертов могли быть замечены. В том случае, если бы суд счел свою компетентность в сложных исследовательских вопросах недостаточной, он мог бы обратиться также к другим специалистам и учесть мнение, которое могло прозвучать со стороны специалистов, представленных стороной защиты. Учет мнения заведомо ангажированных лиц и отсутствие попыток выяснить весь возможный спектр научно обоснованных мнений указывают на предвзятость суда и зависимость от внешней воли, которая нашла широкое отражение в экспертизе РФ ЦСЭ Минюста РФ и подчинила себе суд. Итогом стал противозаконный приговор.

А.Н.Савельев

использованы материалы: https://savliy.livejournal.com/787958.html

опубликовано: 28.12.2017, 16:41, просмотров: 1860

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта Сбербанка: 4276 3800 1470 8015

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » АНДРЕЙ САВЕЛЬЕВ: Очередной приговор Квачкову - всероссийский позор