logo

Игорь Стрелков и Алексей Сороковой по ситуации за текущую неделю

Игорь Стрелков и Алексей Сороковой по ситуации за текущую неделю


Игорь Стрелков и Алексей Сороковой обсуждают развитие ситуации на текущей неделе.



Часть 1


Сороковой: Добрый вечер, уважаемые телезрители! Мы сегодня решили записать очередной наш видеоролик по текущей ситуации на Донбассе и по тому, что происходит в нашей любимой матушке-России. Запись происходит в штабе Движения «Новороссия», мы пока находимся на прежнем месте и продолжаем работать. Это некий ответ на вопросы, сыплющиеся с разных сторон о том, работаем мы или нет. Для начала я попрошу Игоря Ивановича Стрелкова прокомментировать текущую ситуацию на Донбассе за последнее время, какие там произошли изменения.

Стрелков: Ситуация за последнюю неделю резко обострилась. По сравнению с предыдущим месяцем, количество обстрелов, стычек, перестрелок – возросло не просто в разы, а в большой прогрессии, может быть в десятки раз. Возобновились местами обстрелы Донецка, причем в обстрелах периодически участвует тяжелая артиллерия, которая должна быть, согласно условиям минских договоренностей, выведена за пределы 15-километровой зоны. В частности, позавчера артиллерийскому обстрелу из гаубиц подвергся Петровский район города. Фактически везде, начиная от станицы Луганской на крайнем правом фланге фронта (это в Луганской Народной Республике) и заканчивая Новоазовским направлением на побережье Азовского моря, Вооруженные Силы Украины и батальоны нацгвардии предпринимают обстрелы и провокации против Вооруженных Сил Новороссии. При том, что Вооруженные Силы Новороссии пока по-прежнему стараются придерживаться режима прекращения огня – огонь открывают только в самых крайних случаях и из оружия малого калибра.

На данный момент наступления Украинских войск, как такового нет, но сразу могу сказать в ответ на критику, которая неоднократно звучит: никто не может поручиться, будет оно или нет. Залезть в голову украинским генералам и разбирать их планы мы не можем. Нет у нас и всего комплекса агентурной и технической разведки, которая есть у соответствующих структур Российских Вооруженных Сил и специальных ведомств. Однако имеются косвенные свидетельства о том, что наступление возможно, подчеркиваю: не «будет», а «возможно». И наиболее явным подтверждением того, что наступление возможно, являются действия украинских войск на передовой.

Достаточно давно уже поступала информация о том, что они снимают свои минные поля на целом ряде направлений, а также снимают, пользуясь перемирием, минные поля, установленные ополчением. Сейчас украинские войска почти повсеместно начали занимать нейтральную полосу, приближаясь к позициям ополчения, местами на несколько сот метров, а где-то даже на километр, занимая при этом остававшиеся нейтральными строения, отдельные малые населенные пункты, различные складки местности (высоты, овраги), то есть фактически идет занятие предполий. Это классическая военная тактика, которая требует, чтобы от передового рубежа атаки до позиции противника находилось как можно меньшее расстояние, чтобы пока наступающие войска будут это расстояние преодолевать, по ним либо вообще не успели бы отработать артиллерия и средства огневой поддержки обороняющихся либо они отработали минимально.

Особенно активизировался противник сейчас в окрестностях Донецка и Горловки, как севернее Горловки – между Горловкой и Дебальцево, так и южнее Горловки – в районе Новотроицкое. Украинские войска прощупывают передний край. Сейчас там достаточно туманная погода, дожди, и, пользуясь плохой видимостью, по ночам они подбираются достаточно близко. Некоторые позиции ополчения, как сообщают нам корреспонденты, в результате занятия украинской стороной нейтралки, оказались частично блокированными. Это не окружение, конечно, но позиции занимаемые ополчением, теперь простреливаются со всех сторон, в том числе – и пути подхода к ним. О чем это говорит? О том, что не исключена старая схема классической атаки, которая проводилась украинской стороной в прошлом году: попытка окружить Горловку охватом с севера и юга. Так они уже поступали. В самом Донецке перестрелки идут от района Авдеевка (аэропорт) до Марьинки и Александровки через Красногоровку, везде украинские войска проявляют активность.

На Новоазовском направлении отмечено появление частных военных компаний, причем - англоязычных. Бойцы всех подразделений, судя по поступающей информации, не говорят абсолютно ни на русском, ни на украинском, ни на каком-либо другом близком языке. Ближе к фронту переброшена авиация, продолжает активно накапливаться артиллерия. У меня есть данные о переброске в район Донецка нового подразделения дивизионных «гиацинтов» – сверхмощных артиллерийских орудий. Идет непрерывная, в течение долгого времени, переброска боеприпасов и горюче-смазочных материалов – они подвозятся поближе к фронту. Все это так же укладывается в военную теорию о том, что при подготовке к наступлению значительные запасы топлива и боеприпасов должны быть сосредоточены как можно ближе к фронту, чтобы впоследствии организовать снабжение наступающих и развивающих наступление подразделений.

Еще раз отмечу, никто не может точно сказать, будет наступление или нет. Но то, что противник может к нему готовиться после перерыва в течение двух месяцев – это факт. Что делать в данном отношении Вооруженным Силам Новороссии, мы конечно говорить не будем, не будем учить командование, как поступать и как отражать возможные угрозы. В данном случае мы просто акцентируем внимание на том, что украинская сторона не собирается выполнять даже те формальные условия минских договоренностей, которые она обязана выполнять. Они опять будут пытаться сделать ставку на обострение и на военные действия, видимо, стараясь использовать тот факт, что частично Российские Вооруженные Силы задействованы в Сирии. Там их задействовано, кстати, не так уж и мало, а вопросы снабжения и поставок боеприпасов стоят очень остро, поскольку фактически сирийская армия сейчас воюет за счет поставок российского оружия и боеприпасов. Украинская сторона, видимо, не исключает возможности «попытать счастья», в данном случае – разгромить Вооруженные Силы Новороссии, если Россия не сможет оказать им действенную военную помощь. Мы же со своей стороны, как общественное движение «Новороссия», призываем российские власти обратить внимание на складывающуюся угрозу и отреагировать на нее, в случае широкомасштабного наступления противника, соответственно – открытым вооруженным путем, поскольку дальше терпеть непрекращающуюся агрессию Украины против русского народа, просто нельзя.

Сороковой: Игорь Иванович, ну вот вы сказали, что у нас нет разведки. Действительно, разведки нет, но люди-то видят, что происходит. Мне приходят достаточно часто различные письма, в частности, не далее, как вчера, пришло письмо о том, что 26 октября этого года один из ополченцев попал в переделку. В итоге, на данный момент в ожоговом центре Донецка ему уже сделано 3 операции и четвертая назначена, но у людей нет на нее обезболивающих. Потому прозвучал просто крик о помощи: «Помогите!» Если кто-то окажется готов помочь с обезболивающим, мы дадим ему координаты родственников больного, к кому можно будет обратиться.

Но, в данном случае, как вы видите дальнейшую работу движения «Новороссия»? Я так понимаю, что мы продолжаем возить гуманитарную помощь?


Стрелков: Мы будем продолжать возить все, что только можно, что удается собрать, на те средства, которые получается собрать. Еще раз подчеркиваю, большая часть наших средств уходит не на закупку гуманитарной помощи, поскольку мы не можем себе позволить большие закупки, из-за того, что средств поступает не очень много. Мы больше отправляем собранных грузов, что естественно, тоже требует транспортных расходов, причем достаточно значительных и постоянно растущих, на этом мы еще остановимся.

Будем работать дальше, насколько хватит наших сил. Я думаю, что все-таки нам нужно больше сосредоточиться на вопросах информационного освещения нужд населения. То, что наше российское телевидение перестало делать от слова «вообще». И о том, что наши средства массовой информации начали игнорировать, мы будем стараться говорить, кричать по мере нашей возможности, по мере нашего слабого голоса. А кричать надо о том, что заработные платы в Донецкой и Луганской Народных Республиках в среднем где-то втрое меньше украинских, а цены местами – до трех раз выше. Тут буквально сегодня поделились со мной «радостной» информацией о том, что зарплата старшего преподавательского состава Донецкого государственного университета составляет 2800 рублей и около этой цифры, плюс-минус 100-200 рублей. Но это тем более смешно, если учесть, что советники, назначенные туда господином Сурковым (о нем мы еще поговорим), имеют зарплату в 450 тысяч рублей. Сравните разницу, что называется, зарплаты тех, кто курирует, и тех, кто там живет. Представьте себе, может ли семья прожить на 2800 рублей при ценах на некоторые товары, близких к московским. Это то, что касается пенсий и зарплат, но дело ведь не только в пенсиях и зарплатах. У нас сложилась совершенно дикая, я считаю, ситуация со снабжением корпусов. Недавно к нам обратились военнослужащие одного из взводов 9 полка, которые держат оборону на Новоазовском направлении, с просьбой оказать им помощь. Они разъяснили свое бедственное положение, что они раздеты, разуты, не накормлены, не имеют необходимого снаряжения и все это надеются получить от движения «Новороссия». Обратилось достаточно много людей, которые рассказали о себе и назвали свои фамилии, ничего не боясь. В результате, командир данного подразделения, местный уроженец, уволен, и такая участь едва не постигла всех бойцов подразделения. Некто Обоз, начальник снабжения, (начальник тыла корпуса, как я понимаю), настоял на увольнении командира только за то, что они ответили в прессе, что они ничего не делают, т.е. фактически не выполняют свою работу. В результате люди, наконец-то, в ноябре-месяце получили летнюю форму, о зимней пока так речи и нет. У меня имеются фамилия-имя-отчество и воинское звание указанного Обоза. Поверьте, если у меня будет когда-нибудь такая возможность…. я этого никогда не забуду. И думаю, что не только я. Но, к сожалению, таких примеров у нас очень много.

Сороковой: К нам на почту часто приходят заявки, причем наблюдается некоторая тенденция: в заявках обычно запрашивается все – и форма, и снаряжение, и питание. Но, к сожалению, у нас нет военного снаряжения в таком количестве, в каком можно было бы говорить о полноценной помощи.

Стрелков: В достаточном количестве у нас нет не только снаряжения. Если помните, мы недавно проводили акцию по сбору именно целевой помощи, и купили потом несколько сот пар обуви и несколько сот комплектов формы. Но это ни о чем, это мизер по сравнению с необходимым. Этого, в лучшем случае, хватит на один батальон, и тот очень сильно не комплектный. И снабжать армию Новороссии мы не можем, поэтому мы должны будем размещать такие заявки. И я сразу говорю для тех «обозов», которые меня слышат, для всех господ офицеров, которые командуют корпусами: мы будем озвучивать то, как вы не выполняете свои обязанности. Потому что ваши солдаты должны быть одеты, обуты и накормлены, хотя бы так, про остальное я уже не говорю, вы сами должны понимать. Если вы не хотите выполнять свои обязанности, мы будем вам помогать в этом.

Сороковой: При этом хотелось бы сказать, что очень часто, когда приходит заявка, и в ней есть, естественно, присутствуют название воинской части и все регалии командиров или ответственных за тыловое обеспечение, мы предлагаем ее опубликовать на нашем сайте для привлечения внимания наших телезрителей и тех, кто реально может чем-то помочь. Но многие командиры не дают такого разрешения, возникает ощущение, что они запуганы.

Стрелков: Ну речь идет не о запугивании, конечно. Естественно, что сведения о состоянии частей, в том числе о состоянии довольствия, относятся к военной тайне и противнику совсем необязательно их знать. Но, насколько я понимаю, противник осведомлен просто великолепно о том, как одеты рядовые солдаты Новороссии. Это, на мой взгляд, больше попытка скрыть собственную некомпетентность, собственное нежелание что-либо делать, выполнять свой воинский долг. И если господа офицеры, командиры, не хотят выполнять свой воинский долг, значит, мы будем им помогать, что я еще могу тут сказать. Но, по мере, опять же, наших сил. И пусть нас будут потом обвинять, что мы работаем на врага и т.д. Работают на врага те, кто держит на передовой позиции солдат раздетых, разутых и плохо снаряженных, и которым при этом еще и запрещают стрелять в противника, снимающего у них на глазах, на расстоянии нескольких сот метров, их минные поля. Вот это действительно называется вредительство и предательство.



Часть 2(текст по второй части в работе)


Сороковой: Давайте обсудим следующий вопрос. Недавно было выступление Александра Захарченко с благодарностями в адрес господина Суркова. Что вы можете сказать на эту тему? Ваши комментарии?

Стрелков: В течение года все интернет-тролли просто визжали по поводу того, что там несет Стрелков. Что за чушь он гонит, какое отношение имеет Сурков к Новороссии, и какое отношение вообще имеет к ней Россия. Другие тролли кричали, что Стрелков выдает государственную тайну о том, что Россия поддерживает Новороссию. Ну и вот, пожалуйста. Сам премьер-министр республики пан Захарченко (господином я его называть не хочу, товарищем – тем более) озвучивает то, что Владислав Юрьевич Сурков с самого начала поддерживает Новороссию, внес колоссальный вклад в минские соглашения и вообще делает много «хорошего» и «полезного», за что в общем-то жители Донбасса с удовольствием плюнули бы ему в глаза, этому господину Суркову. Ну а как прокомментировать это, я даже не знаю. С определенной точки зрения это глупость, но с нашей точки зрения это даже небольшая победа. Мы выводили господина Суркова на чистую воду многие месяцы, можно сказать, с момента моего выхода с Донбасса. А теперь Захарченко фактически показал, что та наша работа была проведена не зря, теперь Владислав Юрьевич будет вынужден признать, что он куратор по Донбассу, и все «хорошее», что он сделал для людей обоих республик и всей Новороссии. Ну а с «минском», думаю, он себя еще обязательно покажет. Наше мнение на этот счет остается неизменным. Наш прогноз по «минскам» полностью оправдался, что не будет никакой реализации «минских договоренностей» и не будет никакого мира на Донбассе, пока не будет разгромлена оккупационная украинская армия, пока Киев не будет принужден к миру, потому что он ни на какие, даже самые маленькие уступки не пойдет. В лучшем случае, пойдет на их имитацию, и то очень недолго. И нынешнее обострение боевых действий, о котором опять же упорно молчат все российские СМИ, но которое есть на самом деле, в очередной раз подтверждает нашу правоту. Мы в третий раз наступаем на те же самые грабли, или в четвертый, я уже запутался, только «минсков» у нас было два, но обострений было намного больше. В конце лета украинская армия едва не перешла в наступление, и, в принципе, была к нему готова.

Сорокой: Танец на граблях.

Стрелков: В свое время, помните, рисовали и потом долго смеялись, как они там бегают по граблям, но мы сейчас делаем то же самое – бегаем по граблям. С того момента, как мы решили распрощаться со стратегической инициативой, с того момента, как решили, что накопления высшего чиновничества в швейцарских и прочих банках более значимо для государства, чем государственные интересы России и национальные интересы русского народа. С того момента мы и вступили на ту же самую дорожку: бегаем, получаем по лбу, и заходит на второй круг, на что надеемся – непонятно. Но, будем надеяться, что в конце концов, надоест Владимиру Владимировичу приходить к одному и тому же камню, на котором написано: «направо пойдешь – война, налево пойдешь – капитуляция, прямо пойдешь опять к камню придешь, только в намного более худших условиях». Ну что еще? Захарченко терять нечего. Он твердо акцентирован курсом на «мински». Он как избранный (всенародно избранный, подчеркиваю) глава Донецкой Народной Республики как-то должен был соблюдать ее интересы. Но он поставил подписи под названием «отдельные районы Украины». Потому естественно, что он сейчас крепко привязан к Суркову массой нитей и, можно сказать, даже не нитей, а цепей, и вместе с ними будет или тонуть, или…

Сороковой: Раскрыв свою связь с Сурковым, он рассчитывает, что Владислав Юрьевич будет незыблем как скала?

Стрелков: Ну по некоторым данным, опять же, мы не можем говорить совершенно определенно, потому что не пользуемся никакой инсайдерской информацией из кремлевских кабинетов и коридоров, но, тем не менее, есть данные, что Владислав Юрьевич остался курировать минский процесс, но действительно отстранен от политического и экономического руководства республик. Кстати, достаточно информатично, что резкое обострение на фронте, резкая активизация украинской армии и увеличение обстрелов в точности совпадало с отзывом, по имеющимся данным, этих полномочий. Такое впечатление, что украинская сторона намекает Москве: «ребята, верните Суркова, а то будет все совсем плохо, а то мы наступать будем». Такое тоже возможно, и Захарченко в таком случае демонстрирует, что, несмотря на то, что формально Сурков его больше не курирует, он остается верным его клевретом и будет ждать его возвращения.

Сороковой: Надо ли нам это записывать в наши победы или мы будем заниматься чисто гуманитарной работой?

Стрелков: Я не думаю, что мы должны что-то записывать. Но мы будем заниматься и гуманитарной, и информационной работой, мы все равно будем говорить о врагах, которые есть враги и России, и Новороссии. Вот Владислав Юрьевич Сурков – враг и России, и Новороссии, в этом я глубоко убежден и готов за это отвечать как угодно. Будем говорить так, побед у нас нет, победа у нас будет тогда, когда Новороссия станет Новороссией, и Россия станет Россией, вернув свой суверенитет. Вот тогда у нас будет одна общая на всех победа, а за ценой мы, как известно, не постоим, а все остальное это тактика.

Сороковой: По поводу финансовых вопросов, связанных с нашей некоммерческой организацией. В интернете, в группах «В контакте» появились различные придумки на тему того, как Игорь Иванович использует некоммерческие организации для личного или коллективного обогащения. Чтобы наконец-то поставить точку на всей этой клевете, мы ответим следующим образом. Это для тех, кто следит за ситуацией и хочет эту ситуацию для себя окончательно выяснить. На форуме движения «Новороссия» представлены распечатки выписок с расчетного счета нашей некоммерческой организации, которой являюсь управляющим компании движения. По этим выпискам видно, сколько денег и от кого было получено, и сколько и куда было направлено. Ну а для тех, кому неинтересно скачивать pdf-файлы, я там дополнительно еще написал, просто словами и цифрами, сколько средств и куда потрачено. Поэтому после публикации данных расчетных документов задавать и дальше вопросы некоммерческой организации АНО КПБ, я думаю, будет как-то глупо.

Со своей стороны, я, как человек, занимающейся хозяйственной деятельностью в нашем общественном движении, могу передать огромное «спасибо» нашему правительству и депутатскому корпусу, которые еще в 2013 году приняли закон об оплате за езду по федеральным трассам РФ. На сегодняшний день этот закон пока еще не действует в полную силу, он задействует с 15 ноября. Наша очередная фура зашла на территорию Донбасса вчера, 11 ноября, а уезжать будет уже после 15.

Последние 2 дня в новостях на канале «Вести-24» и министр транспорта, и представители наших дорожных фондов взахлеб рассказывают, что все патологически готово, чтобы обирать тружеников баранки и колеса на наших федеральных дорогах. Расскажу свой личный опыт: я, как законопослушный гражданин обратился в организацию «Платон» для регистрации фур, которыми мы перевозим грузы на Донбасс, но до сих не зарегистрирован, хотя мне обещано было, что зарегистрируют за час. В офисе, который находится в Москве на углу касс Ярославльское шоссе организации «Платон» не было электронных автоматических регистраторов передвижения автомобилей, а на сайте самого «Платона» было указано, что эти регистраторы появились только в Санкт-Петербурге, да и то 30 октября этого года, т.е. за 2 недели до начала полномасштабной работы по сбору денег, как сказали вчера - по получению доходов дорожными фондами.

Очень хотелось бы, чтобы эти деньги стали не доходом дорожных фондов, а были бы потрачены на благоустройство дорог Российской Федерации. Если вспомнить немножко историю своей жизни, то могу сказать, что я не профессиональный водитель-дальнобойщик, но, тем не менее, дважды был на трассе БАМ, на трассе «Якутия» и на трассе «Колыма», на которых отсутствует асфальтовое покрытие, хотя они тоже являются федеральным дорогами. И очень бы хотелось, чтобы деньги, которые начали собирать за проезд по федеральным дорогам, были бы потрачены на дороги и по ним можно стало бы ездить, не ломая автомобиль и не портя колеса прицепов. Поэтому, кто может, донесите информацию о состоянии федеральных дорог, оно совсем не такое, как нам рассказывают по телевизору.


Стрелков: У нас виртуальная реальность давно уже подменяет действительность.

Сороковой: Ну а дальнобойщики начинают бастовать…

Стрелков: Ну а солдаты, когда сидят на фронте без сапог, или им дают сапоги без портянок, про ботинки я уже вообще не говорю. Это же дикость, когда в октябре, после жалоб, людям выдают летнюю форму, когда люди стоят на постах с температурой 39. О чем тут можно говорить? И почему никто не только не несет за это наказание, но вводятся все новые и новые поборы, вводятся новые правила, новые бюрократические трудности и ничего не решается вообще. До чего, собственно говоря, хотят довести ситуацию? Нам рассказывают про белоленточные бунты и угрозы запада. Да, Запад – это угроза, да Америка – это угроза, и Америка делает все, чтобы Россия исчезла, но она это делает руками наших же чиновников, причем даже не прикладывая особых усилий.

Сороковой: Тем не менее, эти сборы на дорогах увеличивают стоимость наших расходов по доставке грузов на Донбасс. На данный момент – на 1 руб. 53 копейки за каждый километр дороги.

Стрелков: Сколько это получится от Москвы до Ростова?

Сороковой: От Москвы до Ростова у нас 1600 км, да еще по Донбассу, это где-то 2 с половиной тысячи, туда-сюда. Значит, соответственно, примерное 4 тысячи рублей лишних мы потратим. Поэтому сразу сообщаем, что не в карман себе, а в карман государству.

Есть еще некоторые слухи, которые бродят по интернету. Наверное, стоит их прокомментировать. Первый, на который мы уже отчасти ответили: работает движение «Новороссия» или не работает, Игорь Иванович?


Стрелков: Пока, как видите, работает. Будем работать до конца, даже когда у нас не будет никакой гуманитарки, все равно продолжим работу, хотя бы информационно.

Сороковой: При этом мы расформировываемся, уходим куда-нибудь?

Стрелков: Некий блогер Александр Головин рассказал, что движение «Новороссия» уходит под бородаевский союз, то есть «Союз Добровольцев Донбасса». Я вообще о них ничего не говорю, чтобы не пиарить их, но раз такой слух ходит, могу сказать, что с СДД мы вообще никаких контактов не поддерживаем, мы их просто не замечаем, потому что презираем их руководство, составленное в значительной степени (хотя есть там и достойные люди) из людей, которые для Донбасса принесли только зло. По крайней мере, не принесли никакой пользы, которую могли бы принести, находясь на своих постах. Я в данном случае имею ввиду и самого Бородая, и господина Пинчука, и еще ряд персонажей. Но как говорится, Бог им Судья, мы не собираемся с ними сотрудничать от слова «никак».

Есть еще такая «замечательная» информация, что Прапор и Хрусталик (это наши ближайшие сотрудники), спрятались в Крыму, потому что они списали на Брянку 500 тонн гуманитарки, и теперь, за подобное преступление, их якобы ищут правоохранительные органы. Если бы мы имели возможность возить по 500 тонн гуманитарки, это было бы просто счастье. Но у нас таких объемов, к сожалению, нет, следовательно, и 500 тонн гуманитарки они украсть никак не могли. Ну а если говорить серьезно, то Хрусталик работает в Москве, находится здесь непосредственно в штабе, только что пошел отдыхать, а Прапор занят семейными проблемами. Из Движения он не выходил, но, поскольку живет не в Москве, то в последнее время в офисе появляется редко. У него вообще-то четверо детей, и соответственно они требуют внимания, причем двое из них – маленькие.

Сороковой: Все желающие убедиться в этом, могут прийти к нам в штаб и пообщаться с Хрусталиком лично.

Стрелков: Есть еще информация, что бывший мой начальник разведки господин Авгар тоже перешел к Бородаю. В данном случае ничего сказать не могу, я не поддерживаю с ним тесного контакта. Может перешел, а может и не перешел. Опять же, подчеркиваю, что мы никак не вмешиваемся в работу «Союза Добровольцев Донбасса», каждому человеку, который желает туда вступить, мы предоставляем возможность самому убедиться, что это за организация. Думаю, со временем все убедятся.

Сороковой: Дополнительно в эфир еще можно повторить, что мы являемся группой единомышленников, которые сходно видят и текущую политическую ситуацию в России и на Донбассе, и геополитическую обстановку. Мы не имеем разногласий в этих оценках, потому все, кто одинаково с нами мыслит и видит все безобразия, которые вокруг нас творятся, могут смело считать себя участниками движения «Новороссия», нашими соратниками. А если еще кто-то хочет и быть полезен, мы призываем вас поддерживать тех людей, которые находятся сейчас в Новороссии и на передовой нашего Русского мира отражают те вещи, которые могли бы произойти и на территории России.

Стрелков: Не надо забывать, что война там далеко не закончилась, и, к сожалению, по всему нам еще воевать и воевать, потому что когда гадину можно было задавить одним пальцем, как вошь, ее не только пощадили, ей очень сильно помогли укрепиться. Сейчас это очень опасная ядовитая змея, которую теперь не то что одним пальцем, даже двумя руками придавить сложно, потребуются и усилия, и кровь, и не так быстро все это произойдет. Причем с каждым месяцем и годом гадина становится все более и более сильной. Все сильнее оболванивается русский народ Украины, все злее он становится, во всех бедах, которые произошли в результате олигархического переворота, он винит Россию и будет клянуть ее еще больше. Все больше крови проливается русскими людьми с той и другой стороны, соответственно, растет озлобление и ожесточение. Но мы все равно считаем, что гадина будет раздавлена, и чем скорее, тем лучше.

Сороковой: В заключение можно сказать, что мы желаем нашим соратникам, сторонникам и просто неравнодушным людям набраться терпения и, понимая, что ситуацию за день решить не удастся, планомерно вместе с нами помогать Новороссии.

Запись 12.11.2015 г.

Художественная обработка текста с видео: Наталья Кадацкая

опубликовано: 15.11.2015, 10:42, просмотров: 3413

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
  • Что тут скажешь - горько всё это.
  • Новороссия не Чечня и попытка решить проблему "выбором клана" с последующим "заливкой газо-долларов" в модели "минских" явно терпит неудачу если не является обсурдной изначально. Угроза от действий киевской хунты для русского мира Донбасса куда более реальна и плачевна чем от действий ИГ.

Меню

Реквизиты для помощи


ВНИМАНИЕ !!! Изменен номер карты!!!

Карта Сбербанка: 4276 3800 1470 8015

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79032219540

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » Игорь Стрелков и Алексей Сороковой по ситуации за текущую неделю