logo

Эль Мюрид: Причины поражения

Эль Мюрид: Причины поражения


Я вот подумал и решил разбавить ближневосточную тематику тем, что опубликую небольшой отрывок из книги про Донбасс. Единственное, я не стану приводить гиперссылки, которые есть внутри этого текста.

Отрывок посвящен причинам поражения народного восстания на Донбассе (точнее, одной из причин). К сожалению, их гораздо больше:


Народное восстание на Донбассе является классическим социальным субъектом, то есть "...обществом либо его частью, функционально связанной с определенным социальным действием, деятельностью, поведением и т.д. Социальным субъектом выступает коллективный носитель определенной культуры, которая, в свою очередь, репрезентирует его "жизненный мир"..." Репрезентативной культурой называются "все верования, представления, мировоззрения, идеи и идеологии, которые воздействуют на социальное поведение, поскольку они либо активно разделяются людьми, либо пользуются пассивным признанием" (Tenbruck F.H. Reprasentative Kultur // Sozialstruktur und Kultur / Hrsg. von H. Haferkamp. - Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1990. - S. 29.). Репрезентативная культура представляет "генеральное определение ситуации нашей жизни", то есть "...все представления, идеи, мировоззрения, убеждения, верования и т.п., которые входят в репрезентативную культуру, являются действенными в силу их активного приятия или пассивного признания..." (Л.Г. Ионин. Социология культуры.- М., 1996.- С. 76).

Столь сложное определение я обязан привести для того, чтобы максимально строго обозначить само явление и выделить из всей совокупности вооруженных людей и структур, действующих на территории Украины, тех, которых можно представить как деятельных участников именно народного восстания.

Любой социальный субъект руководствуется в своей деятельности целью и вытекающими из нее задачами по ее достижению. Цель может быть сформулирована явно или находиться в виде коллективного бессознательного.

В том случае, если социальный субъект обладает целью, она сформулирована (или по крайней мере эта цель может быть сформулирована) и имеет шанс на реализацию, социальный субъект обладает возможностью развития. Развитие обеспечивается процессом достижения цели. Достигнув ее, социальный субъект переходит в иное качество. К примеру, если вести речь о социальном субъекте - партии, то ее цель - власть. Выигрыш на выборах превращает ее в правящую партию - это качественно иное состояние, предполагающее постановку и достижение иных целей и задач, чем те, которые были актуальны для нее до выборов.

Если взять более экстремальный пример, то радикальное вооруженное движение "Талибан" было в начале своей истории обычной вооруженной группировкой, целью которой являлось взятие власти в Афагнистане. После того, как эта цель была в общих чертах достигнута, и движение "Талибан" сумело укрепить свое положение, как победителя в гражданской войне, оно стало проходить трансформацию, и в конечном итоге превратилось в слабое и имеющее немало проблем, но все-таки государство Исламский Эмират Афганистан. Став таковым, оно приступило к решению задач, более свойственных государству. В этом случае качественные изменения социального субъекта происходили не одномоментно, но тем не менее, талибы, борющиеся за власть, и талибы, захватившие власть - это уже два принципиально разных субъекта.

Второе условие, которое предъявляется социальному субъекту - его устойчивость, то есть способность противостоять внешним и внутренним угрозам. Нет смысла расшифровывать этот момент - очевидно, что неустойчивый социальный субъект рано или поздно "схлопнется", а поэтому говорить о его перспективах бессмысленно.

Достижение целей социальным субъектом характеризуется его эффективностью - то есть, способностью выполнять поставленные задачи и достигать намеченных целей, используя при этом максимально допустимые для этого ресурсы. Таким образом, если народное восстание эффективно - оно способно поставить перед собой цели, обозначить необходимые для их достижения задачи и решить их, заплатив за это цену, не превосходящую некую величину, признаваемую неприемлемой. Если неэффективно - значит, либо не сформулированы цели, либо неверно определены задачи, либо для достижения целей израсходованы неприемлемые по количеству ресурсы (так называемая "пиррова победа").

Цели восстания

Целью любого восстания (равно как и мятежа, путча, переворота) является власть. Эта цель тождественна той, которую преследуют политики, участвуя в выборах. Вся разница - в методах. Выборы позволяют добиться власти законным путем, восстание - через вооруженную борьбу. Очевидно, что в случае, если власть невозможно (даже теоретически) получить в ходе легальных и законных процедур, вооруженный захват власти остается последним способом добиться желаемого.

Именно по этой причине прозападная (так называемая "оранжевая") оппозиция на Украине дважды совершала государственные перевороты. Первый раз - в 2004 году, когда она проиграла выборы президента и не имела законных методов для изменения свершившегося факта. Поэтому были выведены на улицу сторонники, которые методом давления на власть добились пересмотра итогов второго тура выборов и принятия решения о незаконном "повторном втором туре". Второй раз государственный переворот также произошел потому, что никаких законных способов смещения действующего президента у оппозиции не было - она не контролировала парламент, поэтому процедура отрешения президента была ей недоступна. Оппозиция пошла на государственный переворот, используя в качестве инструмента радикальные националистические движения и организации, которые немедленно стали играть "в свою игру", чем существенно изменили первоначальный сценарий и привели к кровавому финалу.

Достигнутое 21 февраля 2014 года соглашение об урегулировании политического кризиса было последней чертой, за которой государственный переворот имел шансы остаться в рамках сценария 2004 года - тоже незаконного, однако способного обойтись "малой кровью".

Соглашение было сорвано практически в этот же день (точнее, ночь), так как оппозиция для проведения госпереворота использовала уже не киевских студентов и креативный класс, как в 2004 году, а силы, которые не была способна контролировать. Националисты, осознав, что переворот вновь идет по пути верхушечной договоренности, и их после урегулирования конфликта в верхах попросту вернут обратно "в стойло", запустили эскалацию насилия, чем окончательно перевели Майдан в русло прямого вооруженного мятежа.

Естественно, что такого рода развитие событий не могло не вызвать противодействия со стороны сил, противостоящих "оранжевым" (хотя с этого момента их уже невозможно было так называть, так как ни о какой "цветной революции" с 22 февраля речи идти уже не могло - произошел банальный вооруженный мятеж). Стали стихийно и проектно создаваться структуры сопротивления на Юге и Востоке Украины - и после победы хунты в Киеве вооруженное противостояние на Юго-Востоке стало лишь вопросом времени.

Нужно понимать, что в реальности на Юго-Востоке с самого начала развивалось два параллельных процесса, поначалу имеющие внешне схожие черты. Первый процесс - реакция олигархов Юго-Востока, которые осознали смертельную опасность для себя и своих активов, а также невозможность договариваться на прежних условиях с олигархами, которые победили в результате переворота. Победители перестали контролировать свои собственные инструменты, с помощью которых они захватили власть. Государственная власть рухнула. Правовые и даже понятийные механизмы урегулирования любых противоречий исчезли. Создание олигархических частных армий стало вопросом выживания крупнейших олигархических структур. В этом смысле всевозможные батальоны "Восток", "Оплот", "Днепр", "Донбасс", "Кривбасс" и прочие добровольческие и специальные батальоны мало чем отличались друг от друга и от группировок, которые стали создавать еще недавно маргинальные националистические группировки - в первую очередь это касается отрядов "Правого сектора" и части отрядов "Самообороны Майдана". Власть попыталась взять ситуацию под контроль, направляя сотни Самообороны в срочно воссозданную Национальную гвардию, однако в общем и целом на Украине стремительно развивался процесс строительства незаконных вооруженных формирований, как реакция на крах государственной власти.

Параллельно строительству олигархических и националистических вооруженных структур стихийно начали создаваться и народные формирования. Скажем, когда Стрелков прибыл в Славянск, там уже была сформирована плохо вооруженная, но тем не менее собранная из добровольцев самооборона численностью примерно в 300 человек. В других городах Донбасса также происходила кристаллизация структур сопротивления. Кроме Донбасса такие структуры формировались по всему Юго-Востоку. Можно вспомнить запорожцев, стойко стоявших на площади против банд националистов, действия харьковчан, одесситов. В отличие от проектных и ресурсно обеспеченных незаконных вооруженных формирований олигархов и радикал-националистов, у народных структур наблюдалось вполне естественное хроническое отставание в темпах своего строительства, что неудивительно: обычным людям крайне сложно объединиться, изыскать необходимые ресурсы, оружие, выдвинуть из своей среды лидеров. Тем не менее, такого рода отряды стали возникать повсеместно, создавая "питательную среду".

Отряд Стрелкова оказался той кристаллизующей силой, вокруг которой немедленно началось формирование народных структур самообороны. Вне зависимости от своих собственных целей и задач Стрелков стал народным лидером и руководителем именно народного восстания. Осознавал он этот факт или нет - неважно, важно, что именно так относились к нему люди.

Нужно очень четко различать эти две составные части восстания на Донбассе. У них были принципиально разные цели и задачи, разная субъектность и подчиненность. Олигархические батальоны Донбасса под вывеской народного восстания не слишком скрывали, хотя и не очень афишировали свою подчиненность. Практически сразу произошла сепарация восстания на народные отряды и отряды, финансируемые олигархами (вначале только украинскими, затем к процессу подключились и их российские коллеги). Естественно, что системные группировки получали очень приличное снабжение и обеспечение, стихийным народным отрядам помощь оказывалась недостаточно и с огромным трудом, в основном за счет добровольных пожертвований и по остаточному принципу. Военная помощь шла крайне сложно и тяжело в минимальных объемах, гарантируя лишь возможность сопротивления - но ни в коем случае не давая никаких шансов на рост численности и усиление военной мощи.

Понимая это, крайне нелепо верить на слово такому ставленнику российской олигархии, как С. Кургиняну, который утверждал, что Стрелкову в Славянск отправлялась неисчислимая помощь, но враг народа и России белогвардеец и власовец Стрелков куда-то ее дел, а кроме того (ну надо же!) отказался героически погибнуть и похоронить вместе с собой крупнейшее формирование народного восстания. Понятно, почему так расстроился Кургинян и его хозяева - нужно было снова решать задачу истребления народного ополчения.

Однако вернемся к самому началу. К целям восстания.

Это отступление сделано для того, чтобы понять: в реальности восстание на Донбассе с самого начала носило двойственный характер. Одна часть восставших представляла собой олигархические структуры частных незаконных вооруженных формирований. Их целью было удержание ситуации под своим контролем до тех пор, пока "вверху" не договорятся между собой. Никаких задач по захвату и удержанию власти они не решали, в сущности, они и были властью - временными управляющими на территории своих хозяев на период, пока клановые споры и противоречия не будут урегулированы в ходе подковерных договоренностей. Именно поэтому никто и не собирался строить ни какую-то мифическую Новороссию, ни структуры государственного управления на территориях, свободных от власти киевской хунты - это было не нужно. Бандформированиям олигархов была поставлена задача дождаться урегулирования разногласий, после чего вернуть все взятое во временно управление настоящим хозяевам. Силовые ресурсы батальонов "Восток" и "Оплот" были задействованы исключительно для охраны хозяйской собственности от взбунтовавшейся черни. В реальных боевых действиях они практически не принимали участия, а когда это все-таки приходилось делать, продемонстрировать выдающий результат им никак не удавалось. Охранники концлагеря, как правило, неважные солдаты.

Проблема заключалась в том, что вышедшие из-под контроля киевской власти (а скорее всего, они вообще никогда ею не контролировались) националистические вооруженные формирования были крайне заинтересованы в военной победе на Востоке и создания там своей суверенной вотчины (особенно учитывая ресурсные возможности территории) - поэтому олигархи в Киеве и на Востоке, а также их коллеги в России постарались столкнуть две неподконтрольные им силы - националистов и народные ополченческие формирования Донецка и Луганска - для того, чтобы они взаимно истребили друг друга до такого состояния, после которого их можно будет сразу или постепенно взять под контроль.

В принципе, этим и объясняется тот факт, что Стрелков все-таки получал помощь и снабжение как по гуманитарной, так и по военной линии. Его Славянскую бригаду, которая возникла стихийно и вопреки воле и желанию системных игроков, было решено уничтожить максимально эффективным способом - в столкновениях с националистическими батальонами. Аналогичное отношение было и к другим народным структурам, не имеющим отношения к олигархическим частным структурам. Умереть не дадут, победить - тоже. В определенном смысле, олигархи, столкнув неподконтрольные им стихийно возникшие силы, использовали старый добрый принцип "Разделяй и властвуй". Особенно стараться им даже не пришлось - этические несовпадения делали шанс на договоренность между этими силами ничтожным. Алексей Мозговой, мечтая объединить силы восставших с той и другой стороны против олигархов, был предельно наивен, хотя верно уловил чисто классовую подоплеку гражданской войны.

Целью восставшего народа на первом этапе, вне всякого сомнения, было проведение "крымского сценария". Ничего другого в апреле-мае (и, возможно, в июне) было представить себя нельзя. Народные отряды не готовы были начинать настоящее восстание, целью которого является классическая борьба за власть. Они рассчитывали лишь на помощь России, и для этого готовы были вести вооруженную борьбу, доказывая Кремлю, что они такие же русские, как и крымчане.

Ни о какой власти восставший народ и не помышлял - все его действия были направлены на то, чтобы дождаться реакции России на итоги референдума 11 мая. Нелепо упрекать восставших и их лидеров, что они так и не смогли поверить в предательство Кремля. В общем-то, до сих пор очень многие в это не верят несмотря на то, что происходит прямо перед глазами. Прямые ответы российского руководства о том, что альтернативы Минским договоренностям нет, воспринимаются как некие политические хитрости, которые прикрывают желание России все-таки обеспечить реализацию воли соотечественников, которая была высказана на референдуме 11 мая 2014 года.

Таким образом, и та часть восставших, которая лишь номинально принадлежала к ним, а по факту являлась вооруженной силой крупнейших донбасских олигархических группировок, и та часть, которая стихийно и неорганизованно взяла в руки оружие, не имели своей целью захват власти вооруженным путем. Ни одной, ни другой части этого не требовалось. Они преследовали разные цели, однако власть не была нужна ни тем, ни другим. Не ставя перед собой ключевую задачу, восстание было обречено на поражение изначально.

В случае, если бы Россия решилась на повторение крымского сценария и таким образом как минимум признала результаты референдума (даже без присоединения территорий к себе), цель восставшего народа Донбасса во многом была бы достигнута: признание однозначно означало взятие Россией на себя ответственности за происходящее на Донбассе, так же, как на других территориях бывшего Советского Союза с похожей судьбой - Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье. Очевидно, что в таком случае вероятность продолжения гражданской войны была бы резко снижена, Киев был бы вынужден учитывать позицию России несмотря на стоящий за ним Запад. Однако этого не произошло, да и не могло произойти.

Нужно учесть, что народное восстание существовало в реальности очень короткое время: с середины апреля по начало августа 2014 года. Его началом можно вполне оправданно отсчитывать от захвата Славянска отрядом Стрелкова, что и стало пусковым крючком для кристаллизации уже готового к самоорганизации народа. Игорь Стрелков в интервью газете "Завтра" заявил о том, что "спусковой крючок войны нажал именно он":

"...Но спусковой крючок войны всё-таки нажал я. Если бы наш отряд не перешёл границу, в итоге всё бы кончилось, как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик войны, которая до сих пор идёт, запустил наш отряд. Мы смешали все карты на столе..."

Безусловно, справедливое утверждение. За исключением того, что отряд Стрелкова запустил не войну, а именно народное восстание. Даже в конце ноября 2014 года, давая это интервью, Стрелков не осознавал, причиной чего именно стали он и его люди. Нелепо подозревать его в том, что находясь в Славянске и Донецке, он оценивал происходящее иначе.

Кроме того, не стоит забывать, что кроме Стрелкова на роль поджигателей войны есть гораздо более заслуженные претенденты. Гораздо раньше, чем Стрелков пришел в Славянск, с трибуны Майдана выступил сотник Парасюк. Его заявление о том, что его отряд категорически несогласен с подписанным между оппозицией и Януковичем договором об урегулировании 21 февраля, стало поводом для эскалации и взорвало толпу. После его речи последовало обострение ситуации, в городе началась новая волна насилия, итогом которой стал расстрел т.н. "Небесной сотни" и окончательный срыв обстановки в сторону вооруженного гражданского конфликта, а затем - гражданской войны. Так что Стрелков пришел на уже унавоженную и подготовленную почву. И без него были те, кто разжигал и нажимал на крючки.

При этом Стрелков даже в ноябре 2014 (когда давал интервью газете "Завтра") не отдавал себе отчет в реальной подоплеке произошедшего. Он так и продолжал считать себя некой, пусть и абстрактной, но передовой частью России на этой войне. Пусть негласной, пусть "гибридной" - неважно. Поэтому и он, и все его подчиненные до самого конца ждали помощи от России.

Россия и помогла. Вот только предварительно она убрала лидеров восстания (вначале предельно корректно, затем - попросту истребляя их физически). И помогать стала не им, а людям Ахметова и Ефремова, которые взяли ситуацию в Донецке и Луганске под свой контроль. Классовые интересы никуда не делись - российские олигархи готовы помогать лишь коллегам. Восставший народ к ним не относится.

Не имея возможности обнаружить цель, характерную для восстания, события на Юго-Востоке Украины, строго говоря, восстанием называть нельзя. Тем не менее, оно было им - вот только имело вид классического крестянского бунта, когда крестьяне восставали против несправедливых притеснений помещиков, уповая при этом на доброго царя. В таком случае им совершенно не требовалось захватывать власть - они лишь прогоняли своего хозяина и смиренно ждали высочайшего соизволения, надеясь на высший справедливый суд.

Восстание, вставшее в оборону и не помышляющее о наступлении, обречено - это, в общем-то, не требует доказательств. Восстание, которое и не намерено наступать, а лишь ожидает милости, тем более не имеет ни малейшего шанса. То, что мы видели на Донбассе, лишь подтверждает это эмпирическое правило.

Очевидно, что никакой самый добрый и справедливый царь никогда и ни при каких обстоятельствах не встанет на сторону взбунтовавшихся холопов. Просто потому, что он олицетворяет государство - то есть, "...особую организацию публичной, политической власти господствующего класса (социальной группы, блока классовых сил, всего народа), располагающую специальным аппаратом управления и принуждения, которая, представляя общество, осуществляет руководство этим обществом и обеспечивает его интеграцию..." ("Общая теория права и государства" Учебник для студентов вузов по специальности "Юриспруденция" под редакцией В.В.Лазарева. 4.1. Определение государства). Царь выражает волю правящего режима, и ожидать от него действий, направленных на ущемление прав господствующего класса, по меньшей мере, наивно.

Ожидать от Владимира Путина, олицетворяющего и представлющего клептократическое олигархическое государство, поддержки восставшего народа против представителей точно такого же клептократического соседнего государства, столь же нелепо. Путин, как и вся правящая элита Украины и России, является смертельным врагом любых движений и течений, посмевших встать против существующего порядка вещей - даже если они и не помышляют о "странном", а лишь посмели иметь свое мнение и отстаивать его вооруженным путём, пусть даже в целях самозащиты и самообороны.

(Кстати говоря, в рамках этой же логики российское правосудие периодически выносит ошеломляющие приговоры, карающие частных лиц, посмевших сопротивляться насилию насилием. Стандартный приговор: "превышение пределов необходимой самообороны" никого не удивляет. Сажают на долгие годы людей, посмевших силой защитить своих родных и свои жизни от уголовников, садистов, маньяков и просто преступников. Последний к моменту написания этой книги приговор такого рода был вынесен в ноябре 2015 года в отношении новосибирца Виктора Гончарова, посмевшего защитить жизнь своей дочери от насильника, ворвавшегося в его дом.)

Восставший Донбасс (я понимаю под этим определением именно восставший народ, а не бандформирования олигархов Донбасса, маскирующиеся под его вывеской), не отдавая (а точнее, не желая отдавать) себе отчет во враждебном отношении к себе со стороны российского высшего руководства и правящей в России элиты, так и не смог сформулировать цели, которые могли превратить его в субъект событий.

Возвращаясь к началу главы и к определению социального субъекта, можно сделать следующий вывод: народное восстание на Донбассе, хотя и являлось реальным социальным субъектом, так и не сумело сформулировать свои цели и вытекающие из них задачи, а значит - не имело шансов на развитие. Не имея возможности развиваться, оно застыло в том виде, в котором возникло, и не смогло приспособиться к быстро меняющимся условиям войны. Очень быстро - в считанные месяцы - восстание оказалось парализованным. В такой ситуации любое восстание обречено на поражение. Что и произошло на Донбассе.
использованы материалы: Блог ЖЖ Эль Мюрида

опубликовано: 14.11.2015, 20:34, просмотров: 1420

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
  • А какие по-вашему цели должны были быть?

Меню

Реквизиты для помощи


ВНИМАНИЕ !!! Изменен номер карты!!!

Карта Сбербанка: 4276 3800 1470 8015

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79032219540

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » Эль Мюрид: Причины поражения