logo

Дмитрий Ольшанский - Мегаполисы и пустота: как провинция разрушается на глазах, но этого стараются не замечать

KP.RU

Старинные провинциальные города - настоящая история древней России — катастрофически пустеют и рушатся у нас на глазах. Но этого стараются не замечать.

УЕЗДНАЯ РАЗРУХА

В эти долгие праздники я был в Костромской области.

Я там стараюсь бывать как можно чаще.

Костромская область — это другой мир.

Это в некотором роде Луна, но только русская и заволжская.

Тишина и пустота. Глухие леса и маленькие двухэтажные города на больших озерах. Ампирные храмы и высокие свечи-колокольни. Купеческие особняки и столетние деревенские дома, оставшиеся от местных крестьян-отходников. И — самое главное — ощущение, что ты оказался в каком-то ином измерении, где почти нет ни аляповатой современности, ни советского промышленного гигантизма.

Но у всякой Луны есть своя обратная сторона.

И, в случае с костромскими краями, это самая настоящая трагедия.

Лет тридцать-сорок назад была знаменитая тема: гибель русской деревни.

Сколько всего прекрасного было написано об этом — хотя бы одно «Прощание с Матерой» может вспомнить каждый, - сколько слез было пролито, и какая огромная часть русской жизни обернулась тогда, в ХХ веке, разрухой и пустотой.

Но теперь это уже неактуально.

Деревня — за вычетом отдельных редких поселений, где плотно обосновались дачники или где за счет прежнего укрупнения все еще действуют школы, бывшие колхозы etc., - давно умерла. Она — это уже история.

А сейчас речь идет уже о смерти малых городов.

И Костромская область — и не только она, разумеется, в Новгородской, Тверской или Кировской области все почти то же самое, - это идеальная иллюстрация умирания русского уездного города.

АУ, «СКРЕПЫ»!

Подавляющее большинство домов в русских уездных городах выглядят так, что сразу понятно: ремонта не было минимум полвека.

В некоторых райцентрах до сих пор - 2020 год! - нет газа. Топят дровами.

Каждый работающий бизнес — будь то гостиница, кафе или пекарня — воспринимается как счастье, как нечто удивительное, что выживает каким-то чудом.

Кто в состоянии поступить в вузы крупных городов — уже не возвращаются.

Памятники, уникальные наши храмы — в плачевном состоянии.

Воскресенский монастырь в Солигаличе — ХVII век, много ли у нас сохранилось от допетровской России? - стоит заброшенным, и по колокольне прошла огромная трещина.

Макарьево-Унженский монастырь — и снова ХVII век! - действует, но собор с фресками «закрыт навсегда» и медленно погибает за полной невозможностью его восстановить. Колокольня рухнула уже в постсоветские годы, на ее месте — груда кирпичей.

Директор музея в том же Макарьеве — замечательная женщина — говорит, что не имеет возможности даже толком отремонтировать крышу в музейном особняке, поскольку своими силами на федеральном памятнике ничего делать нельзя, а получить достаточно денег от центра, чтобы сделать все по правилам — несбыточная мечта.

В изуродованном городском соборе Чухломы — хлебозавод, то же самое — и в Нерехте. А как иначе? Никто ведь не построит новое здание для предприятия, чтобы убрать его из храма. Ау, «русская духовность». Ау, «скрепы» и «культурный код российской цивилизации».

В Галиче, Судиславле — ровно то же самое. Ты едешь по городу и видишь страшные, то руинированные, а то занятые хозяйственными помещениями памятники семнадцатого и восемнадцатого века.

А потом видишь, как все это выглядело сто лет назад — и хоть плачь.

МИЛЛИАРДЫ И НИЩЕТА

Но дело не только в церквях и монастырях, не только в архитектуре.

Дух страшной бедности, да что там бедности — нищеты и безнадежности — чувствуется везде на этой прекрасной земле.

Какие-то жалкие то ли пятнадцать, то ли двадцать километров дороги, которая могла бы напрямую, без огромного объезда, связать север Костромской области с Вологодской, с Тотьмой, - многие годы невозможно построить.

И на дорогах построенных — то и дело попадаются такие участки, что хоть вермахт осени 1941 года туда отправляй. Расчетная скорость хорошего автомобиля там — десять-пятнадцать километров в час.

Ну а как живут люди — даже и спрашивать стыдно.

И вот ведь что самое обидное.

Можно было бы понять, если бы вся эта разруха имела место в каком-нибудь 1991 году. Когда разваливается страна, когда гибнет ее экономика в целом, когда казна пуста и вот-вот начнется то ли война, то ли голод — странно жаловаться.

Но у современной России очень много денег.

Одних только резервов у нас скоро будет 600 миллиардов долларов.

Ну а деньги госбанков и госкорпораций?

А состояния лояльных как будто бы государству олигархов?

А воровские капиталы, которые то и дело конфискуют органы?

Да одних только неизрасходованных остатков нашего профицитного бюджета столько, что на эти деньги несколько самых депрессивных областей можно было бы, кажется, превратить в Германию или Швейцарию.

МЕГАПОЛИСЫ И ПУСТОТА

Деньги есть. Но существует принципиальное решение их не вкладывать.

Чиновники исходят из того, что все население России нужно собрать в десять мегаполисов или этаких сверхцентрализованных зон, где эти люди упакуются — как сельди в банке — в уродливые бетонные многоэтажки.

А вся остальная страна пусть стоит пустая.

Не хочется сколько-нибудь равномерно распределять по ней деньги. Тянуть газопроводы. Давать дешевые кредиты. Помогать цивилизованному, то есть малоэтажному строительству. Восстанавливать храмы. И приводить в порядок маленькие города, которые могли бы быть не хуже европейских.

Зачем? Все это далеко, неудобно, долго и неохота.

Вот есть у нас мегаполисы — и мы там построим огромные башни, парк и центр современного искусства, а все остальное — давайте просто считать, что ничего этого нет.

Но Россия — есть.

И моя любимая Костромская, и Новгородская, и Тверская, и Кировская, и многие другие наши несчастные области — задыхаются от этого несправедливого и смертельного недофинансирования, и очень скоро превратятся в пустыню.

Кто туда придет? Китайцы? Таджики? Может, инопланетяне?

Или никто не придет.

Так и будет снег заметать груды кирпичей.

Здесь был город Солигалич. А здесь был город Макарьев. А здесь был город Судиславль.

Здесь была жизнь.

ЗВОНОК ЭКСПЕРТУ

Глава Фонда развития малых сообществ (поселений) Глеб ТЮРИН: 100 миллионов людей в 10 мегаполисах Россию не сохранят

Корреспондент «КП» Дмитрий СТЕШИН связался с одним из самых компетентных экспертов по русской вымирающей провинции, живущим, кстати в архангельской глубинке и задал ему вопрос:

- Допустим, деревня умерла, все. Как спасти следующие жертвы - малые города России?

- Увы, нужно понять и принять: прошлый уклад жизни в России закончился, он не вернется. Нужен другой уклад, но нет интегратора, который мог бы собрать и запустить большое количество малых производств в этих умирающих малых городах. Уклад который закончился — это совхозы и колхозы - они давали много рабочих мест. Пришедшие им на смену современные агрохолдинги автоматизированы и участие человека в их работе минимально, а интенсивность производства такая, что фермеры не могут с ними конкурировать. Поэтому, провинции нужен возврат именно малых производств — но не одного на городок, а целых кластеров. Нужно объявить новый уклад жизни и, оттолкнувшись от него, запустить программу спасения малых городов. Я знаю, что уездные города пустеют, молодежь там не задерживается. Но и в мегаполисах, сотни тысяч горожан хотят вернутся на землю. Они задыхаются в миллионных бетонных муравейниках, они понимают, что спокойная жизнь в таких городах невозможна.

- Конспирологи намекают, мол, есть негласная программа - собрать всех россиян в десятке мегаполисов. Так проще управлять, не нужно «размазывать» деньги по огромным площадям, все на виду. Так?

- Думаю, здесь нет никакого злого умысла, это всего лишь «управление по факту». Оно понятное, привычное, простое. Другое дело, что оно не отвечает новым вызовам.

- Что может переломить такой подход?

- Осознание неизбежного. Как только от этой мысли станет по-настоящему страшно, все изменится.

использованы материалы: https://www.kp.ru/daily/27077/4149200/

опубликовано: 18.01.2020, 10:17, просмотров: 847

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.
Социальные комментарии Cackle

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта ВТБ: 4272 2902 3497 3303 (изменена с 13/05/19)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » Дмитрий Ольшанский - Мегаполисы и пустота: как провинция разрушается на глазах, но этого стараются не замечать