logo

АПН: Убийство русской деревни через законы и нормативные акты


Николай Бегиев
Часть 1

Вице-премьер Татьяна Голикова недавно заявила о катастрофической убыли российского населения. Это неудивительно. «Маленький россиянин» кремлевским властителям неинтересен, и ему предоставлено святое право идти на убыль.Особенно это касается жителей сел и деревень. Мало того, со стороны власть предержащих, по сути, делается все, чтобы превратить сельскую жизнь в ад. В том числе через принятие новых законов и нормативных актов.
Если в сельских населенных пунктах с более-менее развитой инфраструктурой, - как правило, расположенных вблизи транспортных артерий и крупных или средних городов, жизнь как-то идет, то по мере отдаления от последних села и деревни хиреют и умирают. Или становятся полумертвыми деревнями-призраками, с несколькими жилыми домами, населенными стариками или приезжающими на лето дачниками.
Что творится «во глубине России» никто толком не знает. Огромная, - системные социологические исследования практически не ведутся, - часть сельчан живет полунатуральным, почти средневековым, хозяйством. Но властям в Кремле и на уровне федеральных округов, совершенно неинтересна реальная картина жизни села. Даже в плане протестного потенциала. Власть деревню не боится и уже списала со счетов.
Современное село неоднородно, внутри него существуют своеобразные «страты». Есть часть сельчан, более-менее вписанных в современную жизнь. Это, как правило отходники, работающие вахтовым методом в городах, или работники инфраструктурной сферы связанной с электроснабжением, железнодорожным транспортом, а так же мелкие бизнесмены (как правило, владельцы магазинов и ларьков).
Частично к «благополучным» можно отнести людей связанных с образованием и здравоохранением, но тут момент спорный: зарплаты учителей или медиков на селе высокими назвать никак нельзя. Это скорее подспорье в «борьбе за выживание» и дополнение к натуральному хозяйству.
Страта «благополучных» может позволить себе иметь личный транспорт, ремонт жилищ с полноценным набором современной инфраструктуры (пластиковые окна, душевые кабины, насосно-скваженный водопровод, сплит-системы). Но рядом с «благополучными сельчанами» живет масса людей, чьи доходы чрезвычайно низки, порой до уровня реальной нищеты.
Очень часто у «сельских бедных» нет денег даже на ежедневный хлеб для детей. К примеру, в горных селах и аулах Северного Кавказа, в семьях нередок самый натуральный голод, о котором красочно писал классик осетинской литературы Коста Хетагуров. Суп из камней, правда еще не варят, но часто только чурек – пышка из кукурузной муки или кукурузная каша на воде – составляют весь рацион горской семьи.
В деревнях собственно России и Сибири так же не редок самый натуральный голод, когда картошка без хлеба – единственное блюдо, порой употребляемое раз в сутки.
Но власть ведет постоянную работу по изменению законодательства. И законотворчество практически всегда оборачивается против русского села.
Вся Россия познакомилась с «улучшением» законодательства, когда узнала о повышении пенсионного возраста. Зачем это было делать, какой смысл в этой мере – споры ведутся до сих пор. Но пенсионная реформа это отдельная тема, а при анализе положения в русской деревне, можно только сказать, что ее последствия будут катастрофическими.
В последние годы в России выросло новое поколение «изобретателей законов», особенно преуспела в этом пресловутая Высшая школа экономики. Воспитанные на либеральных идеях «русские чикагские мальчики» порой не утруждают себя изучением реалий «этой страны», и сочинением исходя из них собственно российских законов и нормативных актов. Они просто копируют правовые положения Западной Европы и США.
Но перейдем собственно к анализу положения российской деревне. Для начала в сфере сельхозпроизводства.
После введения Западом антироссийских санкций, политические и финансовые воротилы России вдруг внезапно поняли, что производить еду весьма выгодно.
Но вместо того, чтобы поднимать русское село был выбран саамы простой вид обогащения от земли: латифундизм латиноамериканского типа. А крестьянам на земле стало лишь хуже жить, они вдруг стали лишними.
Свиноводство. Недавно лоббисты владельцев крупных свинокомплексов, где по ускоренным технологиям, на гормонах роста и антибиотиках выращиваются одновременно десятки тысяч животных, продавили новый закон.
По этому федеральному закону, выращивание свиней должно производиться в специальных помещениях, оборудованных стерильной комнатой-тамбуром. Персонал должен быть одет в стерилизованную одежду и обувь, ежедневно сменяемую.
«Свиной закон» был направлен на борьбу с африканской чумой свиней. Дело в том, что животные выращиваемые ускоренным темпом на гормонах и антибиотиках, крайне чувствительны к болезням.
Поэтому обладающие естественным иммунитетом домашние и дикие «хрюшки» (кстати, именно они - главные переносчики свиной чумы) представляют определенную опасность для «свинофабрик».
Люди держащие свиней в домашнем хозяйстве по новому закону, фактически, лишаются права на содержание этих животных.Кто из сельских жителей может позволить иметь для одной-двух свиней «отельное повешение со стерильным тамбуром» и «ежедневную смену стерильной одежды и обуви»?
«Свиной закон» фактически запрещает домашнее свиноводство. Впервые за более тысячелетнюю историю России. В большинстве регионов на содержание свиней на домашнем подворье местные власти пока никак не реагируют, и «свиной закон» не работает. Но это не везде.
Так в Краснодарском крае в станице Старолеушковской многие жители занимались свиноводством. Кормили животных только натуральной едой, что делало мясо несопоставимым по вкусовым качествам с похожим на безвкусное желе продукцией свинокомплексов. Домашнее мясо на месте закупали представители краснодарских ресторанов или горожане-заказчики из Краснодара.
Так вот несколько лет назад, под контролем милиции в Старолеушковской жителей заставили за несколько дней уничтожить всех личных свиней.
Хуже пришлось недавно фермерам–свиноводам из Крыма. Свиноводческие хозяйства полуострова принудили, по тому же «свиному закону» уничтожить все поголовье. А крымский рынок заполнила продукция краснодарских свинокомплексов, которые, по слухам, принадлежат «московским людям с большими звездами на погонах».
Надо сказать и о земле. При дележе колхозного наследства многие сельчане получали земельные паи. Кое-где, к примеру в Кабардино-Балкарии, паи не выдавались
И вот в настоящее время в Краснодарском крае люди вроде и имеют паи, но в реальности никакого дохода от них не имеют, как в станице Атаманенской. Многие даже не знают кому юридически принадлежит «вроде бы их» земля.
Реальные собственники меняются, крупные агрофирмы пашут и снимают урожай с земли, а владельцы паев только в теории могут считать ее своей.
В упомянутой Кабардино-Балкарии все еще проще, подавляющее большинство земли сельхозназначения принадлежит группе «агроолигархов», огорожено сетями и жители сел могут только смотреть, как идет работа на бывших землях их колхозов. В КБР один агроолигарх захватив в личное пользование колхозные земли, практически убил, ввиду отсутствия земли и работы для жителей, станицу Александровскую. В ней почти треть домов стоят пустыми, жители бежали от бескормицы.
«Агроолигархизм» характерен и для Северной Осетии, где в станицах Николаевской и Архонской практика огораживаний лишила жителей даже пастбищ. Из Николаевской, где раньше был колхоз-миллионер, выехало более сотни семей бросив дома.
Помимо «свиного закона» довольно давно келейно был принят закон «об обязательной сертификации посевного и посадочного материала». По этому закону лица, ведущие «коммерческую деятельность» по торговле посадочным и рассадным материалом, могут быть подвергнуты серьезному штрафу.
То есть: фермеры и минифермеры, продающие весной рассаду поштучно на рынках или посевную картошку ведрами – это уже нарушители закона, фактически преступники. Когда вскрылось принятие двадцатилетней давности закона, и в прессе появились протестные публикации, властные персоны заявили, что «бабушек с рассадой трогать не будут».
Заявить-то они заявили, но все равно теперь мини-фермеры выращивающие в теплицах «не сертифицированную» рассаду или посевную картошку с целью продажи мелким огородникам уже находятся вне правового поля, они уже ходят под «дамокловым мечом» привлечения к административной, если не уголовной ответственности. Их, согласно принятому законодательству, можно сделать правонарушителями и в любой момент, стоит только «дать отмашку».
Огромные проблемы испытывают сельчане, имеющие крупный и мелкий рогатый скот. Разведение личного скота требует денег. И на корма и на ветеринарные услуги. Продажа бычков или телок порой единственная возможность для многих крестьян ежегодно получать живые деньги. А также домашние молочные продукты. Для многих сельчан это единственная возможность возможность как-то сбалансировать семейный рацион.
Но молоко и молокопродукты трудно сбывать, централизованная система сбора молока действует в малом числе российских регионов. Сбыт в городах, порой с в буквальном смысле «с тротуаров», очень труден и не всем доступен. К тому же «тротуарная торговля» молоком и другой сельхозпродукцией запрещена законом.
Еще существует, по крайне мере на Юге России и Кавказе проблема недостатка выпасов. Огораживание «земельных баронов» урезает общественные выпасы. В станице Архонской РСО-А даже были общественные протесты по этому поводу.
Также существует и проблема сбыта мяса. Сдать его на мясокомбинаты частнику практически невозможно. Проблема сбыта решается только продажей на рынке, как правило, через перекупщиков. Порой разница между закупочной и продажной ценой на Северном Кавказе может достигать 100%. Но что делать, крестьяне и в России и на Кавказе идут и на это. Живые деньги ведь нужны.
Но и под скотоводов – сельчан, уже заложена законодательная бомба, которая в любой момент может быть взорвана. Это законодательно закрепленный запрет домашнего забоя скота. В России уже принят закон, требующий производить забой личного скота только на специально оборудованных и сертифицированных бойнях с особым санитарно-ветеринарным контролем. Само собой, с платой за услуги и последующим получением специального документа, дающего право продавать мясо на рынке.
Слава Богу, пока этот закон пребывает в «спящем состоянии» и практически не реализуется.
Подобная «забойная цивилизованность» была в свое время введена в саакашвилевской Грузии, которую российские либералы, в том числе гайдаровидные «птенчики» из Высшей школы экономики, считают экономическим и правовым образцом. Но то, что «саакашвилевские законы» в области сельхозпроизводства нанесли страшный удар по и так нищему крестьянству и привели к заполнению Грузии импортным продовольствием, российские «производители законов» не знают, или не желают знать.
«Саакашвилевская экономика» в конечном результате привела к огромному числу обнищавших грузин, многие из которых стали живущими на улице бомжами.
Подспудно «закон о контролируемом забое животных» имеет явную цель устранить конкурентов в лице крестьян – индивидуальных скотоводов. Горожане, по мнению либералов и либероидных чиновников, должны есть только запаянный в пластик, обработанный химикатами продукт от крупных пищевых корпораций. Как только всякие «Мироторги» окрепнут и агроолигархи освоят крупное мясосомолочное производство, «закон о бойнях» активируют и в русскую деревню придет новая беда.
Мелкий и средний производитель сельхозпродукции в современной россиянской системе «импортозамещения» и «продовольственной безопасности» просто не нужен. В лучшем случае его игнорируют, в худшем, как например со свиноводами в Крыму, уничтожают.
Крестьянин и мелкий или средний фермер не нужны российскому государству, - в отличии от той же Беларуссии, где их целенаправленно поддерживают. Он брошен на произвол судьбы и местных властей. Кубанские «тракторные марши протеста фермеров» тому яркий пример.


Часть 2

Чем ближе крах империи, тем безумнее её законы.
Цицерон


В первой части данной статьи я рассказывал об убийстве российского сельхозпроизводства в селе. Вторая часть будет посвящена тому, как превращают в ад само «жизненное пространство», в котором вынужденно находятся люди
Недавно на конференции партии «Единая Россия» премьер Дмитрий Медведев вспомнил известного азиатского реформатора, казнями, тюрьмами и поркой бамбуковыми палками дрессировавшего подвластный ему «людской контингент»:
Как говорил в таких случаях создатель современного Сингапура Ли Куан Ю, «в период выборов мы не раздавали подарков избирателям, мы добивались, чтобы люди вновь и вновь голосовали за нас тем, что создавали рабочие места, строили школы, больницы, общественные центры и, что было важнее всего, дома.
Жители российских сел, особенно в глубинке могут много порассказать главе «Единой России» о том, что делает родное государство на их малой родине с «некомплектными школами», больницами, ФАПами, и филиальными от райцентра станциями «скорой помощи». А уж о строительстве доступного жилья для сельчан, или хотя бы выдаче долгосрочных кредитов под него – тут уж лучше вообще молчать.
В нынешних условиях напоминание премьером о Ли Куан Ю для россиян не призыв помечтать о «российском Сингапуре», а, скорее, предупреждение о введении российской властью новых методов социальной дрессуры.
Российский премьер почему-то не упомянул в своей речи о том, что после прихода к власти Ли Куан Ю прежде всего начал наводить порядок в административно-управленческой и каленым железом, на всех уровнях, выжигать коррупцию. Только потом началась дрессировка собственно населения, параллельно со строительством «школ, больниц и, главное, домов».
Но вернемся к новым законам и правилам уже введенными в правовое поле России и определяющих жизнь, в том числе, и российского села.
В целом ряде областей общественной жизни буквально в последние год-два были введены драконовские, иначе не скажешь, методы «социальной профилактики» правонарушений, расширено число таковых. До наказания палками пока не дошло, но «порка рублем», - а в любимом Медведевым Сингапуре за брошенный на тротуар конфетный фантик назначают штраф в 500 долларов, - уже введена.
Начнем с борьбы за пожарную безопасность. Не так давно введены новые правила, расширяющие карательные права работников пожарных инспекций. В жилых помещениях теперь запрещено хранение легковоспламеняющихся жидкостей. Сельчане, не имеющие гаражей, могут хранить бензин для бензопил и бензокос-триммеров только в каких-нибудь сараях. Но что делать владельцам квартир, держащих на балконе бензин для вышеупомянутых нужд? Или бутылки с ацетоном или осветительным керосином? Они теперь преступники?
По новым правилам в насаленных пунктах запрещено разведение открытого огня на расстоянии менее 50 метров от домостроений. Уже реально был случай, когда старуху в одном северокавказском селе оштрафовали на 5000 рублей за сжигание картонной коробки перед своим домом на улице.
По новым правилам нельзя жечь мусор и растительные остатки на территории и рядом с домовладениями. По сути, вводится запрет на дворовые уличные печи, коптильни для сала и ветчины.
У нас в Осетии многие летом, - жарко все-таки, - в уличных печах пекут хлеб и пироги, кое-кто сушит фрукты. На поминках по умершим, прямо на улице варят мясо в котлах. Теперь, получается, все это под запретом. Нельзя жечь в огородах и садах растительные остатки и осенние листья. Похоже и за жарку шашлыка на мангале во дворе теперь могут оштрафовать. Безумие, бред - но таковы новые законы. Да, еще по новым правилам, в каждом личном домовладении должен быть огнетушитель.
По противопожарной теме надо отдельно сказать про траву. Недавно на всю Россию прогремел случай, когда местная сельская администрация оштрафовала безногого и однорукого инвалида за нескошенную на огороде траву. Местному администратору трава показалась слишком высокой и пожароопасной.
Теперь, получается, не только пожарные инспектора, но работники местных администраций могут штрафовать людей «за траву». Причем карать или не карать – это они сами решают. Административные органы получили и оружие для борьбы с неугодными и способ пополнять казну. И в случае несогласия с наложенным штрафом, к кому «травовладелец» может апеллировать? Кому жаловаться?
А ведь проблема сухой пожароопасной травы реальна. В советское время за счет администраций опахивали деревни, в селах были резервные пожарные машины и «противопожарные дружины». Теперь противопожарная профилактика ложится на плечи самих сельчан. Но откуда у нищих жителей деньги на оплату покоса? Многие и триммер купить не могут, или сил для этой работы не имеют. Как им теперь быть?
Карательные права дали и электросетям. Теперь приличный штраф можно получить за «электропроводку с ветхой изоляцией, способной вызвать короткое замыкание». У многих людей, особенно стариков, в домах стоит старая советская матерчатая электропроводка натянутая на фарфоровые ролики. По новым правилам ее надо менять. Но сколько будет стоить старикам и сельским беднякам полная замена электропроводки в старом доме?
Отдельная тема – бытовой газ. По новым правилам теперь введена обязательная ежегодная, - с фиксацией в специальном журнале, - профилактическая проверка бытового газового оборудования, ответственность за которую возложена на потребителя газа. Не прошел проверку - штраф. Люди по теории, теперь сами должны упрашивать газовиков: «Придите, пожалуйста, ко мне домой, проверьте. Я с работы специально отпрошусь в любой удобный для вас день».
Газовые службы получили право принуждать к замене «неисправного оборудования» и даже назначать штрафы за содержание такового «в загрязненном состоянии». И неизвестно ещё, будет ли инспекционный визит бесплатным.
Судя по новым правилам, по газовым причинам теперь будут штрафы, штрафы и штрафы. «Слесарь дядя Вася», с пачкой бланков на «акт осмотра», придет - и нарушения найдет обязательно. Он явно захочет получить от начальства премию как «передовик штрафных сборов». Впрочем, как с гаишниками времен СССР, всегда останется возможность «договориться по свойски».
Большие проблемы недавно возникли у тех, кто пользуется баллонным газом для кухонных газовых плит. Таких потребителей много у нас на Северном Кавказе, особенно в горных аулах и на пастушеских стоянках. А в исторической России, где централизованная газификация почти не проведена, газ в баллонах – рядовое явление.
Но вот недавно приняли новые правила. Баллоны для газа должны быть проверены газораздаточными организациями и «паспортизированы». Баллоны теперь запрещено заправлять на газозаправочных станциях для автотранспорта.
Можно только на специальных пунктах заправки именно бытовых газовых баллонов, где обеспечивается «создание в баллоне профилактической воздушной прослойки с целью контроля давления».
Важное нововведение: в домах и квартирах запрещено хранить заправленные газовые баллоны емкостью более одного (!) литра. То есть, если у вас есть 2,5- или 5-литровые баллоны с форсункой-насадкой для пикниковых выездов на природу и в их держите дома, - вы преступник.
По информации от друзей из центральной России, тарифы на бытовой баллонный газ в последнее время выросли неимоверно, но что делать – монополизм. Газа в стандартном 50-литровом баллоне стало поему-то меньше (воздушная прослойка?), менять их приходится намного чаще.
Газозаправочные пункты есть только в райцентрах. Люди из деревень должны ездить туда сами или нанимать кого-то. Раньше заправляли сразу по два-три баллона, но теперь их нельзя хранить в домах. Стало выгоднее готовить пищу на электроплитах, но тут перегружаются электросети. Вот что рассказывал мне житель центральной России:
У нас старая без ремонта с советских времен центральная сеть. Зимой трансформатор порой просто не выдерживает нагрузок, а в самой сети более 190 вольт у нас никогда не бывает, порой возникают скачки напряжения, китайская техника горит на раз.
Не секрет, что во многих регионах, в том числе и на Северном Кавказе, возникла своеобразная система олигархически-бюрократического квазифеодализма.
И теперь можно не только штрафовать «за нескошенную траву», но и выкачивать деньги из населения разными способами. К примеру, в регионы приходит уже опробованных в Москве и других мегаполисах «мусорная реформа».
Окультуривание русской провинции уже порождает «мусорных олигархов», работающих в тесной связке с госслужащими-администраторами.
В соседней с Северной Осетией Кабардино-Балкарии появилась фирма «Экологистика». Специализация – вывоз и переработка бытового мусора. Стоимость - 79 рублей в месяц за каждого проживающего, в том числе и прописанного, но реально в домовладении не живущего. И это не в городах, а в селах и аулах пораженных безработицей и нищетой.
Кабардино-балкарская «Экологистика», - своеобразный «мусорный «Платон» - явно детище высокопоставленных могущественных учредителей. Конкурентов у нее нет. Вроде бы частная контора странным образом патронируется и тщательно опекается административными органами всех уровней: ей, к примеру переданы конфиденциальные данные о зарегистрированных в домовладениях людях.
На людей в селах идёт административное давление, чтобы они заключали индивидуальные договора на вывоз мусора с «Экологистикой». Но даже не заключившим договор и самостоятельно разбирающимся со своим мусором, приходят странные квитанции об «оплате произведенных услуг».
До появления «экологистического мусоросбора» существами обычные сельские свалки, куда люди сами вывозили мусор. Такая система существовала десятилетиями и никогда никого не волновала. В крупных селах были местные «бизнесмены»-«мусоросборщики» которые периодически за небольшие деньги (порядка 20-30 рублей с проживающего) вывозили мусор у тех, кто не хотел сам ввозить его за село на свалку.
Теперь же в КБР отдельные сельские свалки уничтожат, жителям сел запретят вывозить мусор куда-либо, а общереспубликанская «Экологистика» станет якобы грузовиками возить мусор за много километров на три особых «спецполигона», для «переработки, санитарной обработки и уничтожения».
Но как теперь жить сельчанам в КБР у которых порой нет денег купить детям булочку или бутылку лимонада? Если в семье 4 человека, то в месяц «Экологистике» они должны отстегивать 316 рублей. За что? За четыре небольших пакета бытового мусора? (Причём кусок кирпича или шифера, обрезанная ветка дерева делают мусор уже «не бытовым» )
Что скажут родители детям, которые раньше ели курицу раз в неделю, а теперь будут, есть раз в 10 дней? Будут рассказывать, какая чистота и порядок в Сингапуре?
В заключение надо сказать следующее.
В общей, последнего времени, законотворческой политике российских властей прослеживаются две основные цели.
Первая и очевидная: самоустранение государства от финансовой поддержки российского села. Желание за счет самого населения пополнять бюджеты технических служб и местных администраций переведя их на «самоокупаемость»: «Зачем кого-то финансировать. Пусть берт пачку штрафных бланков и идут сами себя кормить».
Неопределенность правовых норм в сочетании с практически неограниченными карательными правами может привести к тому, что во многих местах деревенские жители станут рабами всякого рода беспредельщиков и начнут просто выть под ударами «штрафных кнутов».
Более чем очевидно, что «новые законы и правила», наложенные на уже полумертвое состояние русской деревни, дадут эффект катализатора социальной хаотизации и деградационных процессов.
Вторая цель: по понятным причинам не особо афишируемая. При внимательном рассмотрении просматривается сознательное и целенаправленное провоцирование социального взрыва в российской глубинке.
Это работа сетевой антироссийской агентуры «среднего уровня», деятельность которой высшие эшелоны власти просто неспособны осмыслить. Целью ставится: расшевелить глубинные социальные пласты российской провинции с целью усилить в них антивластные настроения. То есть - сделать на селе и провинции в целом масштабный аналог московских событий 27 июля 2019 года.

использованы материалы: https://www.apn.ru/index.php?newsid=37952

опубликовано: 3.08.2019, 09:35, просмотров: 1710

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии проходят модерацию системой Cackle, подозрительные проверяются в ручном режиме, поэтому нет необходимости дублировать написанное, система Вас в таком случае заблокирует. Если Ваш комментарий не прошёл просто дождитесь его модерации, но он может быть удалён администраторами без объяснения причин.

Меню

Реквизиты для помощи


Номер карты ОД "Новороссия"

Карта ВТБ: 4272 2902 3497 3303 (изменена с 13/05/19)

Яндекс кошелек: 410013189081232

Киви кошелек: +79033637016

PayPal кошелек: leha40@me.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

» » АПН: Убийство русской деревни через законы и нормативные акты